velya

Доктор С. Рассказ. Продолжение

1

2

Раньше Егор просыпался легко и в редких случаях чувствовал себя разбитым, но в этот раз пробуждение длилось долго и происходило рывками: он то проваливался, словно под лед, то всплывал в случайно образовавшейся проруби, а когда наконец очнулся, реальность оказалась совсем не такой, как он себе представлял.

Он находился в месте, какое прежде видел лишь в фильмах, – в одиночной палате для душевнобольных. Хотя в фильмах все выглядело намного мрачней. На деле же это был маленький куб, со стенами, обитыми чем-то мягким, и почему-то казалось, будто они сложены из громадных кубиков сахара-рафинада; дверь тоже была обита, а единственное окно, похожее на иллюминатор, располагалось на потолке, слишком высоко, чтобы до него добраться.

На Егоре оказалась смирительная рубашка, и с первой попытки подняться не удалось. А когда он кое-как уселся, тяжело привалившись к стене, дверь открылась, и на пороге появился вчерашний спаситель.

Егор не сразу его признал, может, из-за белого халата, хотя случившееся накануне вообще вспоминалось с трудом и опять же рывками.

– Как самочувствие? – участливо поинтересовался доктор.

– Не знаю, – пробормотал пациент поневоле и прислушался к себе.

Внутри продолжал клубиться туман, и казалось, что серые языки просачиваются наружу, через нос или рот, и застилают глаза. Все было как во сне, бесцветно и приглушенно; несмотря на заключение, Егор не чувствовал злости, хотя понимал, что должен испытывать нечто подобное.

– Все как в тумане, – добавил он.

– Это потому, что я вколол вам успокоительное, – пояснил седовласый доктор.

– Мне казалось, я умер, – признался Егор и внимательно посмотрел в темно-карие, в звездочки, глаза.

– Вот именно, показалось, – слегка усмехнулись они. – Вам, молодой человек, повезло – я психиатр, так что вы находитесь в надежных руках.

– Простите, но пока я нахожусь в каталажке, – заметил Егор. – Хотелось бы узнать, по какому праву?..

– Ну конечно, вы же юрист, – снова усмехнулся доктор. – Извините, пришлось. Чтобы вы не навредили себе, Егор.

– Откуда?..

– Водительские права, – мгновенно пояснил психиатр.

Егору стало неприятно от мысли, что кто-то рылся в его карманах и все о нем разузнал, вдобавок отнял все вещи, заменив их одеянием психа, но эта досада на удивление быстро прошла.

– А вашего имени я до сих пор не знаю, – заметил он вслух.

– Доктор Самин. Илья.

– Рад знакомству, – машинально сказал Егор. – И когда я смогу уйти, доктор Самин?

– Не торопитесь: я обязан за вами понаблюдать. К тому же мне совсем не понравилось, что вы в последнее время писали в Фейсбуке.

– А, – сказал Егор и почувствовал первые нотки злости – лекарство потихоньку отпускало. – Да мало ли ерунды пишется в соцсетях?

– Немало, – поспешил согласиться доктор. – Тем не менее…

– Вы не можете держать меня здесь, без моего согласия. Ведь я не признан недееспособным?

– И да, и нет, – уклончиво ответил доктор.

– Объяснитесь! – потребовал Егор.

– Все зависит от моего заключения.

– Экспертизы, – выдохнул Егор. – Нет, вы не можете так поступить. Я здоров!

– Однако вчера вы собирались покончить с собой, – напомнил доктор. – Вот что, Егор, давайте хоть попытаемся что-нибудь сделать. Может, я смогу вам помочь?

«Вот это попал», – подумал Егор, осознав, что спорить не стоит, потому что его свобода, а с ней жизнь или смерть, целиком и полностью зависят от решения этого странного, но вежливого врача.

– Хорошо, – покорно согласился он, – давайте попробуем. Только не хочу, чтобы кто-то знал, где я нахожусь. Договорились?

– Даже родителей не хотите оповестить? Разве так можно? – укорил его психиатр.

– Тем более родителей, – хмуро сказал Егор. – Вот что, я напишу в соцсетях, что уехал в Тибет. Это сработает.

– Хорошо, – неожиданно согласился доктор, – в следующий раз загляну к вам с ноутбуком. Еще пожелания будут?

Егор заискивающе посмотрел на врача:

– Пожалуйста, снимите с меня эту конструкцию, а то руки совсем затекли.

Доктор Самин покачал головой:

– Ремни ослаблю, но рубашку пока не сниму. Поймите, это для вашего же блага!

Егор кивнул. Через минуту стало легче, но не так, как хотелось.

– Удобно? – осведомился доктор. – Вот и чудесно! А теперь отдыхайте.

И дружелюбно, а может, и по-отечески, похлопал пациента по плечу.

Тоненькая игла незаметно вонзилась в предплечье, Егор слабо вскрикнул и сразу заснул.

3

promo volynska april 24, 19:51 3
Buy for 10 tokens
Острый социальный хоррор – рассказ «Нарисуй мне бабочек» вышел в апрельском номере DARKER. Аннотация: Бывший художник Винсент Липинский, ныне номер 8302, живет в лагере выселенцев за пределами Мегаполиса. Чтобы вернуть гражданство, нужно заработать сто тысяч кредитов, а…
Давно хочу спросить. У Вас почти каждый день выходит новый рассказ - откуда идеи?)