a

Отзывы на «Memento mori»

Нашла отзыв на Фантлабе:

Отличный рассказ. Все когда-нибудь состаримся и станем морщинистыми, страшными, ворчливыми стариками. Общение с нами станет мукой. Но не убивать же нас тогда? А вот тут в рассказе предлагают физическое уничтожение стареющих человеков. Правда, технология убийства не очень подробно описана. Одну парочку сожгли на площади и всё. Что же тогда делают эти «эйджисты» на улицах, если все старики прячутся дома? В целом рассказ читается с большим интересом и у меня было ощущение, что он из какой-нибудь антологии американской фантастики 60-х.

Надо запомнить автора Вероника Волынская. Могёт!

Отсюда .

Этот читатель оценил рассказ на 9 из10. Спасибо!

А кто-то поставил кол! Представляете? КОЛ!!!

Рассказ опубликован в DARKER .

promo volynska april 24, 19:51 3
Buy for 10 tokens
Острый социальный хоррор – рассказ «Нарисуй мне бабочек» вышел в апрельском номере DARKER. Аннотация: Бывший художник Винсент Липинский, ныне номер 8302, живет в лагере выселенцев за пределами Мегаполиса. Чтобы вернуть гражданство, нужно заработать сто тысяч кредитов, а…
А я помню вашу фамилию в анонсе этого журнала. Но до оценки рассказа еще не добирался. Обещаю исправиться.
Кстати, странно, что у вас не открыта библиография на этом сайте, учитывая, сколько вы уже написали.
Оставил и оценку, и отзыв.
Больше критическим, конечно, получился. Но рассказ мне понравился.

Edited at 2017-01-06 06:01 pm (UTC)
Прочитала отзыв. Спасибо! Но зачем вы так по поводу концовок? Может они и резкие, но повествования логически завершены, к тому же эти «наспех» пришитые концовки вынашиваются иногда неделями.
Пожалуйста, извините.
Для меня в концовке должно сходиться все из произведения. Особенно, если это концовка рассказа, каждая деталь которого держится в памяти до конца. В случае ваших концовок у меня часто возникают вопросы "как?", "зачем?", "почему?" - что-то не сходится, или что-то не учтено.

Если взять окончание конкретно "Memento mori", то лично мне не хватило в нем следующего:
1. Самое важное. Я бы хотел, чтобы в рассказе было уделено больше внимания Эмме и ее отношениям с главным героем, чтобы читатель воспринимал ее, как живого человека, а не просто одно из второстепенных действующих лиц, вроде студентов из музея. Без этого открытие, которое делает главный герой в конце, не вызывает эмоций, не шокирует. Да, вид Эммы позволяет мне сделать определенный вывод: мир, в котором убивают стариков, прогнил насквозь, до основания. Логичный, но абсолютно сухой, безэмоциональный финал, который был очевиден с самого начала. Чтобы поразиться - тем более, что я читаю рассказ в журнале ужасов - я хочу ощутить то же, что чувствует главный герой, когда видит Эмму.
2. Неопределенность концовки. "Странно, что он не замечал этого раньше". Действительно, странно. То ли весь финал - посмертный кошмар главного героя, который так и не проснулся. То ли, как отметили в комментариях, это была часть его галлюцинаций. То ли мы не заметили этого ополовиненного лица по причине, описанной выше: слишком мало внимания изначально было уделено Эмме автором.
В зависимости от того, что действительно подразумевалось под невнимательностью героя, мне кажется, стоило сделать на это упор в рассказе еще до его окончания. Либо, если, напротив, хочется заставить читателя чесать в затылке, напустить в финале побольше атмосферного туману, такого, когда непонятно, то ли это реальность, то ли сон. Лавкрафтианский финал, кстати, очень к месту пришелся бы здесь, но это, разумеется, мнение фаната.
3. Раскаяние главного героя, мне кажется, следовало бы сдвинуть поближе к концу. Например, поместить в сцену "ада". Дело в том, что это как раз тот момент, где сходится все произведение - нам вновь напоминают об истории этого мира и дают прочувствовать весь ужас того, что творят эйджисты. Плюс в сцене "ада" появляется зловещий доктор, являющийся очень важной деталью повествования. Все это лучше всего смотрится именно собранным вместе и именно в конце, так как тем самым как бы подводит черту под рассказом.

Еще раз прошу меня простить и напоминаю, что вы имеете дело с мнением одного-единственного читателя:).