velya

А.Д. Рассказ

1

Говорят, что у каждого человека за одним плечом стоит ангел, а за другим – демон. И они действительно там находятся, причем не воображаемые, а самые настоящие. Прежде я не очень-то верил, что за нами присматривают какие-то высшие силы: оберегают, помогают или же искушают. Да и зачем им, неземным или подземным, проявлять интерес к скучным смертным особам? Сражаться за каждую единицу души, беспрестанно чиня друг другу препятствия или строя всякие козни? Извините, но я живу в двадцать первом веке, и мне нужен довод куда убедительней и научней.

И вот однажды, в серый промозглый день, какие случаются в начале зимы, ко мне в кабинет заглянула странная парочка. Она – высокая, худая, с бесцветными, почти белыми глазами, широкими скулами и короткими красными волосами, торчащими вверх. Лицо необычное, но не привлекательное, мужеподобное. Вдобавок она жевала резинку, то и дело лопая большие розовые пузыри, и выглядело это не очень. На девушке была алая меховая куртка, черные рваные джинсы и высокие ботинки «стилы». Он – низенький, плотненький, даже толстый, лысоватый, с маленькими, но очень въедливыми глазками, с коротким приплюснутым носом, в длинном темно-сером пальто и с кожаным портфельчиком в руке.

– Здравствуйте? – вопросительно и тягуче сказал я, отрываясь от записей в карточке предыдущего пациента.

Хотелось добавить: «Вообще-то у нас работает гардероб». Но я удержался от замечаний. Вот завтра повешу на дверь сообщение, что в верхней одежде нельзя, тогда и буду выставлять таких за порог.

– Привет! – пробасила барышня-андрогин и снова щелкнула розовым пузырем. – Не волнуйся, мы буквально на пару минут.

Я посмотрел на пол – с толстых подошв уже натекло прилично, так что минута-другая ничего не изменит. Оглянулся в окно – там пытался идти первый снег. Вернулся к наглым посетителям:

«Да кто вы такие, черт возьми?!»

– В общем, тут такое дело, Олежек, – закончив наконец с пузырями и снайперски выстрелив жеваной пулей в мусорную корзину, заговорила девушка. – Скоро к тебе заявится один пациент. Советую не принимать. Лучше вообще уходи с работы прямо сейчас, так сказать, от греха подальше. Ты ведь так долго учился, стал врачом, причем хорошим, впереди у тебя блестящая карьера… Короче, глупо будет всё потерять.

– Чего-чего? – одурело вытаращился я и моргнул.

Тут в беседу вступил мужичок:

– Не слушай её – сама не знает, что советует. Перемены это хорошо, без них жизнь походила бы на болото. А у тебя впереди большие перемены! Разве семейный доктор – это карьера? Неужели ты об этом мечтал в институте? А до него?

– Ты еще про детство вспомни, – хмыкнула барышня. – Любимый аргумент, блин!

– А что? Мне вот, между прочим, до сих пор непонятно, почему люди так быстро меняют предпочтения и предают свою мечту. Из-за этой душевной трусости так мало космонавтов и много бухгалтеров. Но это, конечно, мое личное мнение.

– Вот и оставил бы его при себе!

– Короче, ты, Олежек, выбирай, только быстро, – продолжил демагог. – Если хочешь, чтобы всё было по-прежнему, дуй домой. Не хочешь – оставайся и жди. Уже скоро.

Мужичок выразительно покосился на часы.

«Безумие какое-то! – мысленно воскликнул я. – Либо они на пару не в себе, либо зачем-то меня разыгрывают».

– Спасибо за предупреждение, – со стопроцентной вежливостью ответил я. – Обязательно над этим подумаю. А сейчас извините, мне нужно работать.

– Ты, похоже, не понял? – насупилась барышня. – Ладно, дело твое. И жизнь твоя. Вот, если вдруг понадобится помощь – звони, не стесняйся.

И протянула мне белоснежную, новенькую визитку с золотым тиснением на шикарном картоне. На ней сверкало только имя и длинный-предлинный номер.

«Ангелина», – дважды прочитал я.

Тем временем мужичок, порывшись в портфеле, тоже сунул мне в руку карточку, желтоватую, не очень чистую, казалось, на неё пролили красное вино, а затем промокнули салфеткой.

Номер стоял сверху. Короткий – всего три цифры. Звали посетителя Виктор Демонов.

– Думаю, надо кое-что прояснить, – произнес он, видя мое замешательство. – Ты можешь позвонить только раз и только одному из нас. Поэтому звони, когда совсем припечёт. Ну, нам пора. Рады были повидаться, Олежек.

– Все-таки надеюсь на твое благоразумие, – добавила барышня, и парочка торопливо покинула кабинет.

«Бред какой-то!» – подумал я, машинально опуская визитки в карман, и, посмотрев на лужу, отправился за уборщицей.

В коридоре было не людно, а странной парочки и след простыл. На лавочке под моим кабинетом ожидал всего один посетитель – бодрая старушка Ольга Николаевна. Пальто она, как и положено, оставила в гардеробе, и теперь куталась в серую вязаную шаль – что поделать, батареи топили слабо.

– Одну минуточку, – улыбнулся я. – Нужно пол протереть.

– Хорошо, голубчик, – кивнула старушка.

Минута превратилась в пять, но когда наконец убрали, Ольга Николаевна вошла и уселась на стул.

– Извините, что без записи.

– Да ничего. Как самочувствие?

– Кости на сырость ноют, – пожаловалась старушка. – Но дело не в самочувствии, Олег Данилович. Я проститься пришла.

– Вы уезжаете? – удивился я.

– Можно и так сказать, – кивнула старушка. – Пора мне: время пришло.

– Только не говорите, что собрались помирать!

Да и с чего ей помирать? Здоровье как у космонавта! Ну, почти. Ни гипертонии, ни аритмии, даже зрение отменное – и это в девяносто лет!

– Не печальтесь, на то воля Божья, – даже не вздохнула Ольга Николаевна и достала из сумки пол-литровую банку. – Возьмите, Олег Данилович, это вам.

Вначале я подумал, что в банке варенье, но присмотревшись, понял, что это не так. Там была зола, или что-то похожее на золу…

– Что это? – вздрогнул я.

Бабка оглянулась и перешла на шепот:

– Здесь великая сила, что досталась мне по наследству. Но я так и не решилась её применить, а теперь уже поздно. Вы достойный человек, Олег Данилович, вам она вреда не принесет.

«Сегодня очень странный день: сначала эти ряженные, теперь бабка с силой. Страшно даже подумать, что будет вечером… Я превращусь в джедая?»

Нет, не превращусь, ведь старушка просто выжила из ума.

– И что с ней делать? – из вежливости спросил я.

– Нужно с водой смешать и выпить. А дальше всё зависит от вас.

– Хорошо, Ольга Николаевна. Спасибо! – поблагодарил я, принимая банку.

– Только выпить надо сегодня, до полуночи. Поскольку мы не кровные родственники, после моей смерти она превратится в обычную пыль.

– Понимаю, – закивал я. – Обязательно выпью сегодня. Может, вам давление измерить?

– Нет, голубчик, это не к чему. Я пойду потихоньку. Прощайте!

– До свиданья, Ольга Николаевна! – как можно душевней попрощался я.

Старушка ушла, и я посмотрел на часы. Приемное время подходило к концу.

– Великая сила, – прошептал я, разглядывая содержимое банки. – Прах её кошечки? Или любимой собачки? Фу, гадость какая! За что?!

продолжение