velya

Ящик вечности Якова Ланберга. Рассказ. Окончание

1

2

3

4

5

6

7

Роман очутился в парке, когда на небе засияли первые звезды. Вера стояла рядом невидимой тенью, и сумрак между ними наполняла печаль.

– Пришел проститься? – наконец спросила она.

– Да, – прошептал Роман, сожалея, что не может ее обнять.

И, не в силах справиться с чувствами, посмотрел наверх, на далекие-предалекие звезды: его сердце тоже горело, окруженное космической тьмой.

– Я буду помнить тебя всегда, – тихо сказала Вера.

– Я тоже тебя никогда не забуду. Не грусти, у тебя впереди целая новая жизнь.

– В которой не будет тебя. Не будет Саши…

– Ничего, ты встретишь других людей.

– Которых создам?

Роман задумался и мысленно покачал головой:

– Мы ничего об этом мире не знаем. Возможно, он только твой, и тогда ты – единственный создатель, способный наполнить его и познать. А может, он – всего лишь часть чего-то большего, того, что и представить нельзя.

– Скоро узнаю, – тягуче сказала девушка. – Жаль, что это наша последняя встреча. Мне кажется, мы столько не успели друг другу сказать. А теперь уже поздно…

– Не последняя, – возразил Роман. – Завтра я тоже приду. Ты не увидишь меня и не услышишь, но я буду звать тебя, снова и снова, так что, прошу, оглянись. Я так хочу напоследок увидеть твое лицо!

– Постараюсь, – пообещала Вера.

Они замолчали, и сумерки наполнились безмолвными мыслями.

Потом наступила очередь Александра, и он говорил с сестрой до тех пор, пока связь не исчезла.

Когда Роман вернулся, все изменилось – присутствие девушки больше не ощущалось, а мир отдалился, и казалось, что он смотрит на него с высоты. Ворота были открыты, и Вера, превратившись в крошечную фигурку, неторопливо шагала навстречу вечности. Он звал ее множество раз, и в конце концов девушка обернулась – то ли на зов, то ли просто прощаясь с прошлым…

Перед рассветом механизм протяжно запел, сбавляя обороты, и вскоре остановился. Александр зачем-то откинул крышку, словно до последнего не верил, что Веры там больше нет.

– Мне нужно выпить, – качнувшись от усталости, признался он.

– Мне тоже, – сообщил Роман.

Они побрели на кухню, сели за стол, и Александр разлил по стаканам водку:

– За Веру!

В голове зашумело, но Роман потянулся за добавкой.

– Пока мы еще не напились, хочу тебя попросить. Ты мне должен, поэтому обещай, что выполнишь мою просьбу.

– Обещаю, – кивнул Александр.

– Завтра, когда просплюсь, я залезу в ящик, и ты будешь исправно заводить механизм. До конца. Я не прошу со мной беседовать, просто проследи, чтобы все шло как следует.

– Ты с ума сошел? – воскликнул Александр. – Понимаю, ты очень расстроен, но неужели ты действительно желаешь бросить все, оставить своих родственников и друзей ради призрачной надежды? Да и существует ли эта надежда?

– Неважно. Ты обещал. Я не могу по-другому, пойми. Там осталась часть моей души.

– А что я скажу твоим близким? С Верой понятно – она умирала, и никто не удивится ее кончине. Послезавтра устрою похороны. Но ты… Как я объясню твое исчезновение?

Рома пожал плечами:

– Придумаешь что-нибудь. Мне все равно.

– Вижу, ты не отступишься.

– Не отступлюсь.

Выпили молча. Александр сразу добавил еще.

– Как ты поступишь с ящиком? – спустя два стакана поинтересовался Роман, внутренне радуясь, что помещение уже плывет.

– Не знаю. С одной стороны, это невероятное устройство, которое может многим помочь. Но с другой – мы ничего не знаем о смерти. Может быть, мы вмешались в то, во что не стоит вмешиваться человеку? А как поступил бы ты?

– Я бы прислушался к голосу сердца.

Александр грустно усмехнулся:

– Мое сердце пока молчит.

– Ничего, со временем оно заговорит.

Декабрь 2013

Почему-то не сомневался в этот раз, что так все и закончится.