velya

Пауза. Рассказ. Продолжение

1

2

3

Плай и сам не знал, почему решил пройтись городскими улицами. На самом деле он ненавидел город, его шум и грязь, однотипные небоскребы с черными прямоугольниками окон, точно норы термитов, и самих термитов – двуногих, отвратительно потных, слоняющихся без дела, прогрызающих жизнь. Заглядывая в себя, Ян понимал, что стойкое отвращение и презрение рождаются из страха, страха, что и он такой же термит – никчемный, потный двуногий, и внутри у него такая же прогрызающая всё пустота.

Впрочем, за минувший год город стал намного чище и спокойнее, а внутри его каменных стен разлилась тягучая дремота. «Пауза» изменила мир, убрав людей с улиц и пустоту из многих сердец. Но таких ли перемен хотел сам Плай? Шагая по опустевшим кварталам, он словно видел их в первый раз, видел и не узнавал, как будто и сам погрузился в смутное наваждение.

Где-то вдалеке, под тоннами земли пульсировало Хранилище: десятки тысяч пластиковых гробов с начинкой из человеческих тел. Вполне возможно, что никто из ныне живущих не станет свидетелем их пробуждения. Год тяжелой работы не увенчался успехом – загадка превратилась в кошмар. Он не давал спать, работать, жить, именно он выгнал Плая в опустевший город, заставляя искать на безлюдных улицах встречи с самим собой.

Погрузившись в мысли, Плай не заметил, как далеко забрел. Между тем над домами отгорел тихий осенний закат, и город моментально погрузился во тьму. Слишком мало термитных окон загорелось привычным желтоватым светом, фонари почему-то не работали, и всего лишь пара рекламных щитов освещала путь. Но Плай упрямо шагал вперед, не обращая внимания на темноту и промозглую сырость, пока не достиг реки.

Вода, отражая далекие звезды, темным зеркалом подступила к ногам. Плай уселся на гранитный парапет и, завороженный тишиной, уставился вдаль.

Хриплый, прокуренный голос заставил Яна вздрогнуть:

– Не помешаю?

Плай подозрительно покосился на подошедшего – обычный мужчина средних лет, среднего роста и средней наружности в длинном темном пальто, теплом вязаном шарфе, обмотанном вокруг шеи, и с сигаретой в руке.

Незнакомец уселся рядом и почему-то оправдался:

– Мое место. Каждый вечер здесь сижу.

Плай пожал плечами – мало ли чудаков на свете!

– Отсюда красивый вид на мост, – произнес он вслух, поддерживая незнакомца.

Тот грустно улыбнулся.

– Да. Для меня это место много значит. Знаете, бывают такие места, где воспоминания оживают и можно прикоснуться к теням прошлого… Словно совершаешь маленькое путешествие во времени.

– Возможно, – пробормотал Ян, уставившись на водную гладь.

– Вы еще молоды, – продолжил говорить незнакомец. – О таких вещах задумываешься после сорока, когда время начинает утекать сквозь пальцы, когда чувствуешь усталость от жизни. И тяжесть.

– Наверное, – согласился Плай.

– Вообще, время – любопытная штука, – разговорился курильщик. – Точнее, наше восприятие времени: в юности жизнь кажется бесконечно длинной, но затем ты словно оказываешься за невидимой чертой, после которой время сжимается, ускользает, убегает. За ним невозможно угнаться, остановить, поставить на паузу.

Ян вздрогнул.

– Вы принимали «Паузу»? – почему-то спросил он.

– Паузу? – переспросил незнакомец и покачал головой. – Нет. Зачем мне это?

– Боитесь надолго уснуть? – продолжил допытываться Ян. – Или считаете неприемлемым?

– Нет, просто «Пауза» не для меня. Вот и все, – ответил странный собеседник.

– А для кого? – спросил Ян.

– Для глупцов, людей бесцельных, пустых и непонятно зачем живущих. Ну и, конечно, для отчаявшихся и потерявших себя, – заявил незнакомец.

– Хотите сказать, что таких большинство? – ухмыльнулся Плай.

– А вы возразите.

Но Ян почему-то промолчал.

– Вот видите, – произнес незнакомец. – А все потому, что раньше люди были при деле, каждый имел работу, и она отвлекала от ненужных и тревожащих разум мыслей. Теперь же работу имеют единицы, остальные живут для себя. И во что превратила людей свобода? Они не умеют жить, боятся мыслить, сходят с ума. Свобода заполнила мир пустотой. Вернее, обнажила пустоту во множестве душ. Вот почему эта ваша «Пауза» так популярна. Ведь это шанс сбежать от себя. Пусть ненадолго, но сбежать. Хотя, некоторым удается сбежать надолго.

Ян нахмурился. Странный незнакомец хриплым эхом вторил его мыслям.

– А вы, стало быть, тоже «Паузу» не принимали? – полюбопытствовал тот.

– Нет. Я ее изобрел, – признался Ян и впервые не почувствовал гордости.

– Ух ты! – искренне удивился незнакомец. – Так вы – Ян Плай? И что делает знаменитый господин Плай в этом, забытом богом месте?

– Это сложно… – пробормотал Ян.

– Понимаю, – сочувственно кивнул незнакомец. – Ваше изобретение многое изменило, но, думаю, в первую очередь оно изменило вас.

Он произнес именно то, в чем так долго боялся признаться себе Ян.

– Да, изменило, – согласился он и удивился сказанному.

– Думаю, оно вас тяготит, – допустил незнакомец.

– Говорите как психолог, – натянуто улыбнулся Ян.

– Вовсе нет. Я писатель.

– Писатель? – изумился Плай. – Да кто же теперь книги читает?

– Мало кто, – без сожаления ответил собеседник. – Да мне и не важно. Я пишу, потому что не могу без этого жить.

– То есть так вы заполняете свою пустоту?

– Пустота есть в каждом из нас, – философски заметил писатель. – Любой человеческий труд направлен в первую очередь на ее заполнение. В том числе и ваша работа. Разве нет?

– Согласен, – кивнул Плай.

– И все же удивительно, что автор изобретения не опробовал его на себе. Позвольте спросить, почему? Довольствуетесь опытами на лабораторных крысах?

– Мне не от чего бежать, – нахмурился Плай. – Во всяком случае, раньше я так считал…

– А теперь?

– Теперь… Иногда охватывает желание закрыть глаза и больше ничего не видеть, – признался Ян. – Я очень устал. Работы много.

– А… – протянул писатель. – Хотите сбежать от ответственности.

– Вовсе нет, – возразил Ян. – В конце концов, я лишь изобрел препарат. Он мог так и остаться разработкой. За внедрение в производство ответственно правительство.

– Это вы себя успокаиваете, – возразил писатель.

– Возможно, – глухо сказал ученый.

И задумался. Неизвестный писатель задымил очередной сигаретой, тактично оставляя Плая наедине с гнетущими мыслями.

Тишину разрезал сигнал коммуникатора. Плай взглянул на экран и сильно поморщился: вызывают в лабораторию – машина будет через пять минут.

– С этим пора заканчивать, – решительно произнес он, нащупывая в кармане крошечный пластиковый футляр.

И только теперь со всей отчетливостью понял, что решение было принято уже давно, и прогулка по городу, остановка возле ночной реки и неожиданная беседа с незнакомым писателем – самое настоящее прощание.

«Пауза» медленно таяла во рту, над черной водой поползли белесые языки тумана, звезды дрогнули и мир погрузился во тьму.

окончание

"Свобода обнажила пустоту во множестве душ".
Отлично сказано. Иногда люди сами не знают чего хотят. Таких свобода только тяготит.