velya

Пилигрим. Рассказ. Продолжение

1

2

Мое внезапное выздоровление не давало покоя врачам: мне делали анализ за анализом и никто не желал просто поверить в чудо. К концу недели они сдались, и я оказался дома. Радость матери была безграничной, и она хлопотала сверх меры. Так же, как и старшая сестра, окружившая меня непривычным вниманием и заботой.

Внешне я радовался вместе с родными, внутри же ощущал себя последним обманщиком и даже предателем, но правду открыть не мог. Время утекало сквозь пальцы…

По ночам мне снилась гора Самар – огромная и неприступная. И всегда ее вершину скрывал туман.

На картах такой горы не было, история ее тоже не знала – все поиски были напрасны. Сперва меня охватило отчаяние, но потом случилось внезапное озарение, как будто внутри заработал невидимый навигатор, ясно указывающий на цель.

Я заказал билет и собрал небольшую сумку. Оставалось самое трудное – проститься с матерью.


Собравшись с духом, я сказал, что хочу совершить паломничество и завтра улетаю в Святую землю. Прежде я не был набожным, но мама поняла меня по-своему и растрогалась.

Я крепко обнял ее на прощание, зная, что уже не вернусь…

Перелет был недолгим, пропитанная древностью земля поразила меня с первого взгляда, но времени на экскурсии не было. Повинуясь внутреннему компасу, я взял такси и вскоре оказался в пустыне.

И пошел навстречу закатному солнцу.

В какой-то момент я заметил, что пейзаж изменился. Впереди завиднелась гора. Не огромная, как в моих сновидениях, а совсем небольшая, поросшая крошечными деревцами. На плоской вершине находилась то ли крепость, то ли монастырь, и над древним строением мерцала первая, робкая еще, звездочка.

Наверх вела крутая тропа, совсем нехоженая, и это меня удивило.

Ворот не было, поэтому я решил, что монастырь заброшен. Очутившись внутри, я растерянно оглянулся, все еще надеясь кого-нибудь повстречать. Но маленький дворик оказался безлюден, и я с сомнением постучал в дверь старинного храма.

Заскрипело – дверь отворилась. На меня уставилась седая, бородатая голова.

Слова застряли в горле, и я онемел.

– Вижу, – спустя минуту произнес седовласый незнакомец. – Проходи.

– Простите? – наконец опомнился я, но остался на месте. – Что вы видите?

– Что смерть идет за тобой по пятам, – пояснил старик.

– Значит, это Самар, – с облегчением выдохнул я.

– Проходи, – повторил старик.

Я шагнул – внутри стоял полумрак и прохлада.

«Точно монастырь», – утвердился в догадке я.

– Следуй за мной, – потребовал строгий монах.

Я подчинился.

Он провел меня в крошечную келью, на полу которой с трудом умещался старый тюфяк.

– Можешь отдыхать, – сказал монах.

– Хорошо, – кивнул я. – А что будет завтра?

– Спокойной ночи, – прозвучало в ответ, и дверь закрылась.

«Странно, – подумал я и поставил сумку в угол. – Хорошо хоть, в крове не отказали, а еда у меня найдется».

Но бутерброды, прихваченные с собой, неожиданно показалась неаппетитными. Я выпил воды и прилег на тюфяк, головой к двери. Меня колотило.

Через узкую щелку окна на меня смотрела маленькая, мерцающая звезда.

3