velya

Симбионты. Рассказ. Фантастика

1

Поздний вечер – время влюбленных, захмелевших гуляк и тех, кому пришлось задержаться на работе. Последнее случалось часто, поэтому я привык возвращаться домой по опустевшим улицам, слушая вместо музыки в плеере тихий напев городской колыбельной.

Внезапно из подворотни послышались хрипы и стоны, и вдобавок глухие удары. Я застыл, прикидывая, что там происходит, но тут и прикидывать было нечего: драка. И как раз на моем пути.

Я потихоньку подкрался и заглянул под арку: двое парней колотили бомжа. Причем парни здоровенные, да еще в кожаных плащах...

И тут меня заметили. Я испугался и, наверное, поэтому не побежал, а приклеился к месту и начал орать. И надо же – крик их спугнул.

Я шагнул в подворотню. Дело обстояло хуже, чем показалось издалека: несчастный старик лежал на спине и кашлял кровью. И, похоже, бомжем он не был.

– Подойди, – прохрипел незнакомец вместо «помоги».

– Потерпите. Я сейчас вызову скорую помощь и полицию.

– Не надо, – сказал старик. – Я умираю. Подойди!

Я склонился над ним, понимая, что вот-вот услышу его последнюю волю.

Но он протянул крепко сжатый кулак:

– Возьми.

Я подставил ладонь, и на нее упала монета.



– Что это? – вздрогнул я.

– Печать прозрения, – еле слышно сказал старик. – Я был хранителем много лет, теперь она переходит к тебе.

– Что? – снова воскликнул я, забыв остальные слова.

Но старик ничего не ответил – серые глаза закатились и лицо окаменело.

Не знаю почему, но сейчас я побежал со всех ног, как сумасшедший сжимая в руке внезапный подарок. Мысли о полиции исчезли мгновенно и больше не появлялись. Зато появилось необычное жжение, как будто металл расплавился и прожигал ладонь.

Опомнился я в квартире. Еле разжал кулак – ладонь горела, а монета исчезла. На красной, будто ошпаренной коже проступил темно-багровый след, даже коричневый, а не багровый. Я еще подумал, что когда припухлость сойдет, он будет выглядеть как родимое пятно, не иначе.

Пока обрабатывал странный ожог, думалось всякое. Скептик внутри исчез вместе с монетой, и теперь я пытался смириться с неожиданной переменой. Примирение было недолгим – жар быстро разнесся по телу, и, схватившись за лоб, я понял, что заболел.

Заглянув в аптечку, я окончательно растерялся, ведь причина моей болезни была в монете, а пилюль от подобной хвори там не имелось.

Тогда я решил поступить как наш участковый врач – лечить не болезнь, а симптомы, и наглотался аспирина. Потом, уже в бреду, я кое-как отыскал диван и рухнул, словно срубленное дерево.

Свет остался гореть, видимо, поэтому мой рваный сон окрасился в цвет запекшейся крови. Иногда из этого кошмарного фона, словно над водой, выступало мертвое лицо старика. В какой-то момент я понял, что парни в плащах охотились именно за монетой, и теперь наступил мой черед превратиться в объект их охоты.

Под утро болезнь отступила, и я по-настоящему крепко уснул. Так крепко, что проснулся только к полудню.

Самочувствие было сносным, но выдумав грипп, я остался бездельничать дома. Рука почти зажила, и вопреки ожиданиям, пятна на ней не осталось.

Почти весь день я смотрел кино и сидел в Интернете, радуясь внезапному выходному, но к вечеру напало беспокойство, а ночью нагрянул страх.

В темной комнате, где по паркету скользил лунный свет, а в углах затаились ночные тени, я наконец-то признал, что жизнь моя в какой-то момент повернула в сторону, даже не повернула, а отскочила, как грецкий орех, брошенный наземь голодной вороной.

2