a

Рем Первый, или Континуум. Глава 6

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5


Звезда кино


Прабабушка Белла походила на прекрасную Нефертити и томную Полу Негри одновременно. Сходству с последней способствовала причёска (над ней всегда колдовала мама) и артистическая натура. О, она смогла бы покорить Голливуд, но судьба распорядилась иначе. Когда случилась революция, Белла хотела бежать в Америку, но добежала только до Южной Пальмиры. Там она стала сниматься в кино (фильмы с её участием не сохранились), а потом повстречала будущего супруга, и о кино пришлось позабыть.


Белла была замужем дважды (первого мужа убили). Во втором браке родился мой дед Роман. Погибла она в начале Второй мировой, едва перешагнув сорокалетний порог.

Прабабушка вызывала у меня бесконечное уважение, и я провёл пробуждающий ритуал со всей почтительностью, на какую способен любящий правнук.

Очнувшись, Белла сильно расстроилась.

– Мне совершенно не хочется бодрствовать, – заявила она. – Возвращение в реальность в таком неприглядном виде для меня унизительно. Я понимаю, что сейчас ты нуждаешься в наших наставлениях, но разве отец не сказал сделать для меня исключение?

– Нет, – растерянно пробормотал я.

– Весьма нетактично с его стороны. Что ж, давай договоримся: мы с тобой побеседуем, а потом я вернусь в континуум.

– Как вам будет угодно, прабабушка, – согласился я.

– Тогда говори, что желаешь узнать.

– Расскажите мне о континууме.

– Думаю, тебе прекрасно известно, что такое пространственно-временной континуум.

– Да, но мне хотелось бы узнать подробнее…

– Хорошо, попробую объяснить по-своему. Континуум – это все жизни, которые были, и есть, и будут. Он имеет начало и имеет конец, и в то же время он бесконечен и вечен, потому что начало существует одновременно с концом, и каждое событие, находящееся между ними, происходит всегда. Понятно?

– Не совсем…

– Это потому, что ты сморишь из него, а не на него. Для тебя прошлое – это прошлое, настоящее – это здесь и сейчас, а будущего ещё не существует, верно? Так вот, чтобы понять континуум, нужно поменять позицию наблюдателя, и тогда ты увидишь, что время никуда не течёт, а будущее уже свершилось.

– Но если оно свершилось, то судьбу изменить невозможно? Получается, все мы движемся в рамках какого-то сценария? Чьего сценария?

– Континуумного. Когда человек рождается, вектор его жизни тотчас превращается в отрезок, потому что одновременно с точкой начала появляется точка конца – смерть. Жизнь человека как книга – все страницы уже существуют, но ты никогда не увидишь, что ждёт тебя через двадцать страниц, потому что движешься от одной страницы к другой. Однако когда придёт время, ты прозришь континуум как вечность и сможешь передвигаться по нему в любом направлении и наблюдать одно и то же событие множество раз, как фильм, который можно пересмотреть.

– Неужто только мы обладаем такой способностью?

– Подобных нам я не встречала. Однако не забывай, что существуют прорицатели. Не шарлатаны, коих во все времена было великое множество, а те немногие, которые впадают в некий транс или пограничное состояние и действительно способны прозревать грядущее. Вдобавок внезапные вспышки прозрения случаются и у обычных людей – ты наверняка слышал о спонтанной проскопии перед катастрофами. Значит, способность заглядывать в континуум не есть что-то из ряда вон выходящее.

Конечно, наши способности спонтанными не назовёшь, но мы не всесильны. Мы можем наблюдать лишь одиночные события и не видим картину в целом. И если события прошлого мы можем как-то связать, потому что знаем контекст, то будущее воспринимается довольно туманно, и требуется много усилий, чтобы его прояснить. Но это потому, что мы всего лишь внутренние наблюдатели.

Могу предположить, что у континуума есть внешний наблюдатель, который видит его как огромный киноэкран, на котором одновременно демонстрируется бесчисленное количество фильмов. И этот наблюдатель способен смотреть все одновременно. Только я не знаю, является ли он частью континуума, или находится за его пределами. Если он – часть, то возник вместе с континуумом, в другом случае – он его создатель.

– Создателю должно быть скучно смотреть одно и то же кино, – заметил я.

– Не думаю, что наш континуум единственный, – возразила прабабушка.

– Но тогда и наблюдателей должно быть много.

– Возможно, так и есть.

Я задумался. Присутствие или отсутствие внешнего наблюдателя по большому счёту ничего не решало, ведь континуум – это статичный неизменяемый блок. Август сильно заблуждался, когда говорил, что я могу изменить историю. Или же могу, но тогда появится иной континуум, параллельный.

Белла меня не услышала, поэтому я спросил:

– А если человек не садится в самолёт, который должен разбиться, выходит, он меняет свою судьбу?

– Нет, он должен спастись, именно поэтому его посещает видение грядущей катастрофы. Случайностей не бывает.

– Но если так, и всё предрешено, значит, то, что случилось с Мейерами, не является ошибкой или проклятием?

– Ничего такого. Мы должны были появиться и появились, а вот зачем континууму наше существование – это другой вопрос.

– Вы полагаете, что у нас есть какое-то предназначение?

– Вероятно. Пускай до сих пор мы использовали свои способности в личных целях, но всё может измениться, – многозначительно сказала прабабушка.

– Это как-то связано с планом отца? – догадался я. – Поэтому вы затеяли моё обучение? В кого я должен превратиться?

– Время покажет, – уклончиво ответила Белла.

– Ну почему нельзя всё рассказать? – взбунтовался я. – Вы же однозначно видели мою судьбу! К чему вы меня готовите?

– Есть одно золотое правило, Рем: судьба должна оставаться тайной, ибо жизнь с таким знанием может стать невыносимой.

– Но многие Мееры предрекали судьбу правителям и политикам!

– Это другое.

– А вот мне так не кажется!

– Не горячись! И потом, лично я в твоё будущее не заглядывала, поэтому мне нечего рассказать.

– А кто заглядывал?

– Хочешь допросить с пристрастием? – ухмыльнулась Белла. – Остынь!

– Вы же сами меня накручиваете! Да я теперь спать спокойно не буду!

– Это зря. Поверь, Рем, от судьбы не уйдёшь. Будешь спать или нет, она всё равно случится. Так зачем себя изводить?

– Зачем… зачем… – пробормотал я.

А ведь прабабушка права. Вот услышу я, что должен героически погибнуть, легче от этого не станет. Лучше уж так, потихоньку, в обнимку с тайной, чем как смертник в ожидании казни.

– До чего же верно, Рем. До чего же верно! Ах, даже подумать страшно, каким бы адом стала моя жизнь, если бы кто-нибудь из Мееров сказал, что за тяготы меня ожидают. А так, даже в самые тёмные ночи, была надежда.

– Понимаю, – прошептал я.

– Итак, Рем, я ответила на твои вопросы?

– Да. Не смею вас больше задерживать, – вежливо сказал я и стал ждать, когда прабабушка удалится.

Но Белла продолжала бодрствовать.

– Видишь ли, Рем, чтобы уйти, мне нужно выплеснуть энергию, которой ты меня зарядил, – пояснила она. – Но от неё просто так не избавиться – нужны сильные эмоции. Сможешь устроить?

Я задумался. Попасть в очередной переплёт не хотелось, но ментальный всплеск на пустом месте не вызовешь. И тут я вспомнил о трёхмерном кино:

– А вы смотрели когда-нибудь фильмы в 3D?

Прабабушка выказала заинтересованность.

– Давно хотела, но в моём положении это неосуществимо. И неважно, что мне доступны все кинотеатры мира – для просмотра нужны очки, а их в свою очередь нужно на что-то надеть, но в континууме мы бестелесны.

– Зато сейчас это возможно, – сказал я, решив, что сводить прабабушку на сеанс не так уж и сложно, к тому же кинотеатр – через дорогу.

– Превосходно! – воскликнула Белла. – Зал, люди, эмоции – это то, что нужно. А что нынче идёт?

– Секундочку, – сказал я и заглянул в смартфон. – Вот, выбирайте.

Белла с интересом изучила расписание сеансов. Впрочем, выбор был не ахти: в формате 3D демонстрировались всего две картины – какая-то детская сказка и история очередного супергероя.

Через минуту я забронировал билеты (ради безопасности пришлось заказать целый ряд). Сеанс начинался через двадцать минут, и Белла была в предвкушении.

Морщась, я достал старый рюкзак (вот не успел купить новый, хотя времени было предостаточно!).

– Вы же не против пойти в этом? – с сомнением спросил я, мысленно подбирая прочие варианты. – Просто он немного порвался после вылазки с Люцианом.

– А куда ты ходил с Люцианом? – справилась прабабушка.

Оказалось, что она совсем не следила за моими приключениями.

– Да так, – увильнул я, – просто прогулялись.

– Судя по всему, не просто, – заметила Белла. – Но я нелюбопытна. Раз ничего другого нет, то, пожалуй, не против, только замотай меня в шаль.

Сказано – сделано, и через пять минут мы перешагнули порог кинотеатра.

Я быстро выкупил билеты и направился в зал. Случилась заминка с очками – барышня, выдающая их, никак не хотела давать мне две пары.

– Слушайте, я купил два билета, так что давайте, – потребовал я.

Об остальных, лежащих в кармане, я даже не заикнулся, ясное дело.

– Не понимаю, – упёрлась она. – Зачем вам две?

К счастью, вмешалась Белла. Видимо, она что-то внушила смотрительнице, и та мгновенно сдалась.

– Приятного просмотра, – пожелала она, преспокойно расставаясь с очками.

Я уселся посередине, Беллу поставил рядом, и стал ждать, когда выключат свет.

Зрителей собралось мало, да и то одни подростки: дневной сеанс, как-никак. Я вспомнил премьеру «Аватара» – тогда зал был забит, а билеты пришлось бронировать за две недели. Впрочем, те времена давно прошли, а 3D-фантастика стала чем-то обыденным и приевшимся.

Наконец свет погас, и на экране замелькала реклама.

Я нагнулся к рюкзаку, потихоньку расстегнул молнию и аккуратно надел на Беллу очки.

– Удобно?

– Вполне. А чем это пахнет?

– Попкорном.

– Тошнотворный запах, – вздохнула прабабушка. – Что ж, придётся терпеть.

На экране появилась заставка – фильм начался. Как и положено, сперва нам показали нелёгкое детство героя, семья которого боролась с бедностью и несправедливостью. Спецэффектов было немного – обычная жизнь, без прикрас. Потом за героем стали гоняться злобные инопланетяне, появились космические корабли и лазерное оружие, в зрителей полетели куски разбившихся «шлюпок», и Белла вскрикнула:

– Ой!

– Они ненастоящие, – успокоил я и вспомнил паровоз, который пугал людей на самой заре кинематографа.

Отбившись от пришельцев, герой повстречал союзника – прекрасную воительницу-инопланетянку – и узнал, что ему суждено спасти мир.

Дальше пошли сражения в космическом вакууме и на разных планетах, вспыхнул роман, затем сладкая парочка угодила в руки галактического мегазлодея и под конец, уничтожив его, завладела мощным артефактом. Такой себе нехитрый и заюзаный сюжет. Но Белле кино понравилось, и это главное. Она ойкала и айкала, пугалась космических монстров и искренне переживала за Вселенную.

– Спасибо, Рем, – негромко сказал она, когда сеанс подошёл к концу.

Снимая с Беллы очки, я увидел, что она отключилась.

Домой вернулись без проблем, и я поставил прабабушку на полку. Вот бы с остальными так!

Свободное время я решил провести с пользой, ведь к грядущим испытаниям нужно готовиться заранее. А поскольку всё вертелось вокруг континуума, я стал искать в этом направлении и неожиданно нашёл подтверждение Беллиным словам: современные учёные допускали, что течения времени не существует и будущее уже свершилось. Думаю, концепция «блока-времени» возникла не просто так – её «подсказал» кто-то из Мееров, не иначе…


Читать продолжение – Глава 7


Ждём-с)
но( будет пауза((

Edited at 2016-10-31 08:40 pm (UTC)