a

Рем Первый, или Континуум. Глава 4

Глава 1

Глава 2

Глава 3


Люциан

Следующим в списке был Люциан. Когда бульон дошёл до кондиции, я аккуратно снял его голову с полки. Надо сказать, что об этом родиче я почти ничего не знал: только то, что жил он приблизительно в середине девятнадцатого века.


К сожалению, в отцовских записях жизнь Люциана умещалась в скупое тире между датой рождения и предположительной датой смерти (1804 – 1842). Однако я вспомнил, что папа как-то упоминал о дружбе нашего Люциана с философом Кантом (впрочем, жили они в разное время, поэтому я решил, что их знакомство состоялось в континууме). В общем, это был самый старый из всех сохранившихся родственников, что, впрочем, не мешало ему выглядеть на неполные тридцать лет.

Убедившись, что бульон достаточно охладился (обычно я опускал в него палец), я поставил голову в блюдо и сел напротив, ожидая, когда Люциан откроет глаза. Мне было трудно сообразить, как к нему обращаться и чем его занимать. В одном я был уверен: с ним будет куда тяжелее, чем с тётушкой Аделаидой.

Наконец Люциан пробудился:

– О, пришла пора развлечений. Ну, здравствуй, Рем!

Говорил он с некоторым акцентом, хотя и не грассировал как Адель, из чего я заключил, что его родным языком был немецкий.

– Давай сразу всё проясним, – настоял проснувшийся родич. – Хоть я и стар, это вовсе не означает, что я не продвинутый дядька. Не надо мне объяснять, что такое смартфон, Интернет и Фейсбук. Я знаю не только это, но и то, что ещё не случилось. Можешь называть меня Люциан – это прозвище, а не имя. И будем на «ты», идёт?

– Хорошо, – согласился я.

– Кстати, я – некромант, – добавил Люциан. – Знаешь, что это такое?

– Это такой человек, который общается с мёртвыми, – ответил я, с ужасом представляя, чем мы будем заниматься в ближайшее время.

– В общем, верно. Но ты не волнуйся, я не собираюсь открывать салон, как мадемуазель Аделаида. Всё, что мне нужно, это свежее тело.

– Что? – вытаращился я. – Зачем?

– Как зачем? Чтобы гулять и развлекаться. Или ты думаешь, что я буду торчать в квартире? Чёрта с два! Достань мне тело, которому не больше дня, я свалю и не буду тебе мешать.

– Постой! Тебе нужен труп?

– Да, я так и сказал. Только свежий. Потом ты сваришь мазь по моему рецепту, отпилишь ему голову и с помощью мази приживишь мою. Понятно?

Меня чуть не вырвало.

– Я не буду этого делать!

– Это ещё почему?

– Потому что это омерзительно, опасно и вызовет подозрения…

– Да ладно! Я же не прошу никого убивать. Купишь тело в морге, привезёшь сюда. Делов-то! Только постарайся, чтобы оно было нормальное, молодое, красивое, в конце концов.

– Нет! Ни за что! – попятился я.

– А если я дам что-нибудь взамен? – начал торговаться Люциан. – Например, расскажу, почему мы такие особенные? А?

– Что тебе известно?

– Много чего. Так что, по рукам?

– Нет, – наотрез отказался я. – Никаких сделок!

– Уверен? Мне казалось, ты очень хочешь узнать тайну нашего рода, – продолжил искушать Люциан.

– Неважно, что я хочу. Нет и точка.

– Ладно, – спокойно сказал некромант. – Тогда отнеси меня на кладбище.

– Когда?

– Сейчас же. Луна ждать не будет.

Я взглянул на часы: была половина десятого. Почти ночь…

Прогулка по кладбищу в тёмное время суток восторга не вызывала. Мне опять представились всякие ужасы, и по спине пробежал холодок. Но я не мог отказать Люциану дважды.

– И какая у этой вылазки цель? – поинтересовался я, чуя подвох. – Соскучился по мёртвым?

– На месте расскажу. Собирайся, – потребовал Люциан.

Пришлось подчиниться. Я накинул ветровку, положил Люциана в рюкзак и вышел на улицу. Транспорт ещё ходил, но я пошёл пешком, желая оттянуть прогулку вдоль могилок.

Шёл я около часа. Было ветрено, и по небу быстро летели рваные облака. Похолодало. Всё предвещало злую, ненастную ночь. В какой-то момент я, было, решил послать Люциана к чертям и вернуться домой.

– Даже не думай! – прервал молчание некромант. – Отец приедет, и я обязательно расскажу, как ты с родственниками обращаешься. Что я, по-твоему, совсем не заслуживаю уважения или у тебя предубеждение к некромантии? Другой бы на твоём месте попросил бы себя обучить – такие знания всегда пригодятся. А ты носом воротишь!

Я смолчал, чтобы не сказать какую-нибудь грубость, потому что был очень зол и совершенно не в духе.

Перед кладбищем гоняли бездомные собаки, но, завидев меня, они сразу метнулись в кусты. Чуют, видать, боятся.

Центральная улица, что вела к крематорию, была совершенно пуста. Фонари работали, но не все. Никаких сторожей не было и в помине. Я несмело зашагал наверх, то и дело озираясь по сторонам. Сквозь рваные тучи засияла бледная, круглая луна. Полнолуние, ну кто бы сомневался!

Бывал я здесь нечасто (раз в год навещал могилки в колумбарии), но местность более-менее знал. Мне никогда тут не нравилось, никогда! Да и кому из живых может нравиться обитель смерти? Хотя, знаю, есть такие особы, что любят бродить по кладбищам, даже видят в этом особую романтику, но я точно не был из их числа.

Чуть дальше к кладбищу примыкал частный сектор. И как люди могут жить рядом с мертвецами?

– Сверни налево, – потребовал Люциан.

«Хм, а мой некромант определённо знает, куда идёт», – подумал я и направился к склепам.

Это была самая старая часть кладбища. Похоже, здесь хоронили лютеран – в ярком свете луны я разглядел несколько имён на немецком. Потом луну закрыли облака, и стало темно.

– Стой! – внезапно сказал Люциан. – Нужно спрятаться: кто-то идёт.

Я не слышал никаких шагов, поэтому поверил некроманту на слово.

– Лезь в склеп, – приказал Люциан, – и затаись. Ещё не хватало, чтобы нас выгнали.

«Наверное, сторож», – подумал я и быстренько полез в первый попавшийся склеп.

Внутри страшно воняло – похоже, здесь отдыхали бомжи. То есть ранее отдыхали, потому что сейчас, к моему счастью, тут было пусто. Луна засияла снова, облизав своим призрачным светом разбитые бутылки и использованные шприцы, которыми был усыпан весь пол. Не склеп, а помойка! В жизни бы сюда не полез, но выбирать не приходится. В итоге, боясь задохнуться от вони, я спрятался у самого входа – туда проникал свежий воздух.

Устроившись, я наконец расслышал шаги и приглушённые голоса. Судя по ним, к склепу приближалась целая группа.

«Может, местные? Срезают через кладбище? – подумал я, уловив тихую женскую речь. – А что, тут же рядом дома…»

Но прохожие явно не торопились домой, наоборот, они всей компанией направились к нам, и я совсем перестал дышать, решив, что это возвращаются обитатели склепа.

«Надо бежать!» – мысленно крикнул я.

– Уже поздно, – спокойно сказал Люциан. – Стой и не рыпайся!

Компания между тем подобралась вплотную.

– Отлично, – сказал один из них. – Самый раз. Готовьтесь, ребята.

«Что за чёрт?! – пронеслось в моей голове. – Это не бомжи. А кто тогда? Сатанисты? Точно сатанисты! Пришли провести какой-то ритуал, сегодня ведь полнолуние».

Я тихонечко выглянул из укрытия и увидел впереди пять человек с какими-то палками и сумками. На сатанистов не похожи… Гробокопатели?

– Не высовывайся, нычку попалишь! – разозлился Люциан.

– А что будет, когда попалят нас?

– Ты прав, надо от них избавиться.

– Как? Мне что, бутылки в них покидать?

– Не смей! Давай подождём, а? Может, сами уйдут? Не хочу на них энергию тратить.

Я снова выглянул из укрытия. Вот дела! Среди них была девушка, с длинными светлыми волосами и в длинном белом наряде, похожем на свадебное платье. В руках она держала череп.

– Секундочку, – сказал один из парней и тут же чем-то обрызгал девушку. – Теперь нормуль.

По белому наряду потекли тёмные струи.

«Кровь? О, боже мой, кровь!» – ужаснулся я и весь похолодел.

– Почему ты ничего не делаешь? – завопил я на Люциана. – Да я сейчас в обморок грохнусь! Давай, прогони их ментальной волной!

– С чего бы? Они немного пощёлкают и уйдут.

– Пощёлкают?! – ошалел я и, пересилив себя, снова высунулся из склепа.

– Супер, – сказал главарь сатанистов. – Встань рядом с ангелом. Отлично! Всё, я готов. Свет!

Зажглись софиты, защёлкал затвор фотокамеры…

«Блин, это фотосессия! – немного успокоился я. – Сумасшедшие идиоты!»

– Слышь, Сань, дыма напусти, – потребовал фотограф. – Класс!

Дым, каким-то боком, весь пошёл в мою сторону: глаза заслезились и в горле запершило.

«Вот уроды!» – продолжал ругаться я.

– Не рубишь ты в искусстве, парень, – заметил Люциан.

Минут через десять фотограф решил, что достаточно, и группа стала собираться.

– Теперь пойдём к тем скульптурам, о’кей?

– Может, ещё возле склепа? – подала идею модель.

– Банально, – сказал фотограф. – И луна уже уходит.

Наконец они свалили, и я выбрался наружу.

– Луна уходит, – повторил за ним Люциан. – Поторопись, нужно найти могилу.

– Какую?

– Ты просто иди, а я скажу, где остановиться.

– Было бы проще, если бы ты сказал, что мы ищем.

– Гербу вивус. Знаешь такую травицу? Она растёт на заброшенных могилах.

– Вот заброшенная могила. Это она? Как по мне, обычный бурьян.

– Нет, не обычный. Рви давай, пока луна не ушла.

– Вот эту? – на всякий случай переспросил я. – Точно? Сколько её нарвать?

– Пучка достаточно. Будет отлично, если ты…

Трава оказалась острая и резанула мой палец не хуже ножа.

– Чёрт! – воскликнул я и принялся выдавливать кровь.

Пластыря у меня, конечно же, не нашлось. Вот блин, не хватало ещё заразу какую-нибудь подцепить! Как только вернусь домой, обязательно помажу йодом.

Продолжая тихо ругаться, я нарвал небольшой пучок.

– Отлично, – одобрил Люциан. – Можно возвращаться.

Я засунул траву в наружный карман рюкзака и торопливо зашагал к выходу.

– Ты очень ошибался, когда думал, что мне нравится разгуливать по кладбищу, – неожиданно сказал некромант. – Совершенно не нравится: здесь так громко! Конечно, ты не слышишь их голосов, их жалоб и просьб, но для меня это сущий ад, образно выражаясь.

– Ты о мёртвых? Не понимаю, как они могут говорить?

– Ещё как могут, но чтобы их слышать, нужно быть некромантом. Впрочем, их голоса со временем умолкают…

– Значит, это правда, что после смерти что-то остаётся? Что-то вроде Ка? – шёпотом спросил я, вспоминая о «невидимом двойнике».

– Однозначно, – подтвердил Люциан.

– А что-то уходит в загробный мир?

– Накануне штудировал Баджа? – повеселел некромант. – Молодец! Однако мне неизвестно, существует ли что-то за пределами континуума.

– То есть как? Ты же общаешься с мёртвецами!

– Так ведь в континууме общаюсь…

Я настолько увлёкся беседой, что не заметил, как за мной увязались два бомжа.

– Дай закурить, – послышалось из-за спины.

Я вздрогнул и бросился, было, наутёк, но тут из-под арки нарисовался третий и ловко подставил подножку. Бац – и я полетел на асфальт.

Упал я неудачно и сильно ушиб руки. Хорошо хоть, лицо не разбил.

Кто-то принялся стягивать с меня рюкзак.

– Эй, вы что? – заорал я и принялся отбиваться. – Отпусти, скотина!

Началась возня.

«Вот и догулялись. Выручай, Люциан! Глуши!»

«Спокойно! – сказал некромант. – Не суетись. Пусть они меня из сумки вытащат».

«Ты совсем сдурел?»

– Ой, не надо! Больно же! Чёрт. Забирайте, сволочи!

Бомжи наконец стянули с меня рюкзак, поддали ещё, чтобы мало не показалось, и тут же, не сходя с места, принялись делить добычу.

– Там что-то большое, – сказал один из них, нащупав голову некроманта. – Вот…

– Да это ж голова, – пьяно хихикнул другой. – Вот придурок! Нафига ты голову выкопал?

– Какая-то стрёмная голова, – пробормотал третий. – На мертвяка не похоже. Блядь, она смотрит!

В этот момент Люциан моргнул.

Бомжи оторопели. Люциан моргнул ещё раз и в придачу жутко скривился.

– Живая!!! – наконец уразумели они и бросились наутёк.

Люциан приземлился рядом со мной.

– С мёртвыми куда спокойнее, – философски заметил он. – Вставай, а то они передумают и вернутся.

– Не мог их оглушить? Зачем этот цирк? – вознегодовал я. – Опять энергию пожалел?

– Да. Она мне ещё пригодится. Был бы на моём месте, не задавал бы таких глупых вопросов.

– Ладно. Ты хоть не разбился?

– Ухо поцарапал, кажется. Дома посмотрим. Пора делать ноги.

Я быстренько поднялся, схватил некроманта, рюкзак и побежал через частный сектор. Пока бежал, страшно выли собаки: то ли на Люциана, то ли на луну. Потом мне подвернулось такси, и я благополучно добрался до дома.

Первым делом выбросил вещи в мусорник – ничего не поделаешь, я ужасно брезгливый. У рюкзака оказались надорваны лямки, но запасного у меня не было, так что пришлось оставить: вдруг ещё пригодится? О, как бы я хотел завязать с подобными прогулками, но внутренний голос твердил, что этому не бывать.

Потом принялся осматривать некроманта. Люциан действительно разбил ухо, но крови, понятное дело, не было. Я протёр его спиртом и пошёл отмываться. Мылся долго, с бактерицидным мылом, затем обработал все ссадины йодом. Казалось, всё, можно идти отдыхать, но тут Люциан подал голос:

– Куда? Нужно сварить декокт. Неси траву.

– Вот прямо сейчас? – зевнул я. – Может, отложим до завтра?

– Нельзя. Зелье нужно сварить, пока трава свежая. Или ты хочешь завтра ещё раз по кладбищу погулять?

– Нет, спасибо, – буркнул я и пошёл за травой.

Затем мы устроились на кухне: Люциан приказал залить свои сорняки водой и поставить кастрюлю на маленький огонь.

– Из-под крана сгодится? – поинтересовался я.

– Сам решай – тебе это пить.

– Не буду я это пить! – наотрез отказался я.

– Глупости! Это же зелье прозрения. Неужели ты не хочешь получить магические способности?

– Магические? Зачем они мне? – изумился я, но тут же вспомнил о папином плане.

Очень тихонько вспомнил – Люциан не услышал.

– Как зачем? По-моему, все люди мечтают о сверхспособностях, а твои лишь нужно развить. Этот декокт усилит телепатию и предвидение.

– Точно? Я не превращусь в некроманта? – с недоверием спросил я.

– А, боишься! – хмыкнул Люциан.

– Не боюсь – просто совсем не хочется.

– Обещаю, не превратишься.

«Да грош цена твоему обещанию! – пронеслось в моей сонной голове. – Но чёрта с два ты признаешься, что задумал на самом деле».

В итоге я налил воду из бутылки (талую, как заявлял производитель) и поставил кастрюлю на плиту: пусть варится, а я попробую разговорить Люциана.

– И сколько это варить?

– Я скажу, когда всё.

– Можно спросить, почему ты решил наградить меня сверхспособностями?

– Почему? Ты же мой родственник! К тому же Адель говорила, что из тебя получился сильный медиум…

– Так тётушка всё разболтала? – ужаснулся я.

– Разумеется, она поделилась впечатлениями. Но ты не волнуйся – родители этого не узнают. Как и то, что ты собрался сбежать.

Сердце стукнуло и словно перевернулось:

– Откуда тебе известно?

– Я мысли читаю, забыл? – усмехнулся Люциан. – С одной стороны, я тебя понимаю: ты молод и хочешь пожить для себя. А тут – целая куча наистраннейших родственников, и возиться с ними не лучшее занятие для парня, у которого играют гормоны. Но! Ты особенный, Рем, и куда бы ты ни сбежал, эта особенность будет с тобой, до смерти и после неё. Забудь о своём желании стать обычным – оно неосуществимо. Лучше подумай, как усилить свои способности, и прими свою судьбу.

– Спасибо за совет, – расстроенно ответил я. – Видишь ли, Люциан, непросто принять судьбу, когда вокруг одна ложь. Почему никто из вас не расскажет мне правду?

– Может, потому, что ты ещё не готов?

Зелье тем временем закипело, и кухня наполнилась необычным ароматом. Ничего подобного я прежде не вдыхал. Было в нём что-то дурманящее и настолько приятное, что у меня буквально слюнки потекли. Конечно, я выпью, разве можно от такого отказаться?

– Потерпи, – сказал Люциан. – Подготовь пока тару – зелье надобно перелить. Чашку выпьешь сегодня, а остальное потом.

Нашлась литровая банка:

– Подойдёт?

– Вполне. Можешь выключать. Прикрой крышкой и закутай полотенцем: будем ждать, когда настоится.

– Долго? – с нетерпением спросил я.

И поймал себя на мысли, что желание отведать некромантское зелье полностью завладело мной. Я сидел и удивлялся, как невзрачная трава с безымянной могилы может иметь такую силу и такой непревзойдённый аромат? А ещё я подумал, что, возможно, Люциан прав, и я дёргаюсь, потому что боюсь. Господи, до чего же трудно превозмочь этот страх и отбросить сомнения! Трудно быть сильным и признать свою особенность. Трудно принять такую непростую судьбу. Я склонен видеть в ней проклятие, потому что рядом живут обычные люди и их жизнь кажется мне чудесной. И я хочу жить, как они, и любить. Но правда в том, что эта жизнь мне недоступна, а запретный плод так сладок…

– Можешь наливать, – наконец разрешил Люциан.

Я аккуратно перелил зелье в банку, а остаток сцедил в чашку и, не дожидаясь разрешения, тут же выпил отвар до дна. Надо признать, вкус у него оказался необычайный.

– Ты лучше присядь – оно действует очень быстро, – посоветовал Люциан.

Не прошло и минуты, как я ощутил странное покалывание в ногах, а потом они занемели, и очень скоро тело сделалось неподвижным и как будто не моим.

«Что за чёрт?» – только и успел изумиться я.

Понятия не имею, как это случилось, но в следующий миг я оказался на столе и увидел кухню глазами некроманта. Сам некромант, завладевший моим телом, похоже, пришёл в восторг:

– А, получилось!

– Да как ты мог! – завопил я. – Обманщик! Сволочь!

– Ну, давай, обзывайся, – улыбнулся он моим ртом, – а я пока пойду погуляю.

– Нет! Не смей! Остановись! – крикнул я.

– И не подумаю. Между прочим, сам виноват: нашёл бы тело, и я бы тебя не тронул. Но ты не волнуйся, я отлучусь ненадолго – всего на три дня. А ты пока поразмысли о вечном.

– Нет! Пожалуйста! – взмолился я.

Но Люциану было плевать на мольбы, он отнёс меня на полку и с гадкой улыбочкой задёрнул штору.

– Пока, неудачник!

Я кричал и бранился, но, понятное дело, напрасно. Люциан тем временем забрал все мои деньги, переоделся и был таков. Когда он вышел из подъезда, ментальная связь прервалась, и я остался один, в темноте, рядом со спящими головами. Чёрт! Я ведь тоже стал головой.

Читать продолжение – Глава 5 .

Внезапный поворот!
Хочу продолжение:).