a

Рем Первый, или Континуум. Повесть

Пролог

Когда дед умер, я поставил его голову на полку, как и полагалось почтительному внуку.

Дело в том, что в семействе Мееров по-настоящему, то есть окончательно, никто не умирал. Когда приходило время, тело начинало засыхать, почти так, как это делают яблоки или груши, превращаясь в сухофрукты в духовом шкафу, а потом отпадало от головы, ну прямо как лист от ветки. Сама же голова, сохраняя ясность ума, оставалась живой и практически неуязвимой. Раньше это считалось родовым проклятием, но теперь мы предпочитали говорить о родовом умении. Усопшую часть, то есть безголовое тело, хоронили, соблюдая все правила и обычаи, хотя в последнее время традиционное захоронение заменили кремацией. Голова же занимала своё место на полке – у нас имелся специальный стеллаж, сделанный из красного дерева и закрывающийся бархатной шторой. Находился он в отдельной комнате, и кроме стеллажа там были только стол и стулья, так что комната походила на столовую. В детстве меня сюда не пускали, но когда мама отвлекалась, я подбегал к массивной дубовой двери, неизменно закрытой на замок, и, затаив дыхание, прислушивался. Иногда мне удавалось услышать чей-то голос, отчего я страшно пугался, начинал рыдать и стремглав бежал в материнские объятия. Она меня успокаивала, потом давала нагоняй, а в конце обещала, что когда придёт время, мне обязательно позволят туда войти.

Сейчас на стеллаже стояло восемнадцать голов. Штору мы открывали только во время непродолжительного проветривания и уборки. Поначалу я боялся смахивать пыль, особенно с деда Марка, хотя головы мирно «спали», вернее, прозревали пространственно-временной континуум. Мне было трудно представить, каково это видеть и будущее и прошлое одновременно, но всему своё время, не так ли? Пробуждали мы их строго по графику, чтобы не было лишней суеты. Для пробуждения голову следовало «напоить» крепким куриным бульоном. Для этой процедуры у нас имелось большое серебряное блюдо с выемкой. Свежеприготовленный и слегка остуженный бульон наливался туда где-то на полпальца, а потом в блюдо аккуратно ставили голову: она потихоньку напитывалась и оживала. Правда, родственники у меня были привередливые, поэтому магазинные куры для бульона не подходили – мне приходилось специально ездить за ними за город, в фермерское хозяйство.

Но это ещё мелочь – они были привередливы во всём. Иногда, честное слово, я радовался, что большая часть голов потерялась или погибла во время революций и войн, истерзавших двадцатый век, хотя радоваться такому нехорошо. В оправдание скажу, что с тех пор, как родители ввели меня в курс дела и слиняли в кругосветное путешествие, о котором мечтали со дня бракосочетания, я ещё ни дня спокойного не провёл. Ни дня!

Хотя их можно понять: всю жизнь ухаживать за головами – ну кому не захочется отдохнуть? А тут пришлось ждать, пока я окончу учёбу: высшее образование считалось в нашей семье обязательным. Зачем, непонятно, потому что работать я точно не буду – у нас какой-то фонд, я ещё не вникал, денег прилично, живём на ренту. Ни мать, ни отец никогда не работали, хотя, конечно, где-то числились и упорно делали вид, что чем-то заняты. Вообще все в нашей семье были безалаберные, кроме дяди Яши – он был известным математиком с кучей званий и премий. Мне тоже приходилось делать вид, поэтому я изображал писателя. Один папин знакомый пообещал даже книжку издать, но когда я её напишу, неизвестно.

Жили мы в самом центре, в старом, дореволюционном доме с огромными потолками. Квартира досталась от деда (того самого, которого я страшно боялся) и была пятикомнатная. Другую квартиру, от другого деда, мама отдала дяде Яше. Ещё у нас был большой загородный дом, куда мы все выезжали на лето. Для перевозки голов неизменно нанимали мебельный фургон. Эх, этим летом я вряд ли поеду на дачу – мне одному не управиться. Оставалось надеяться, что родители вернутся хотя бы через год, и тогда я смогу улизнуть, например, в Эмираты.

А пока я вставал в семь утра и ложился в час ночи, потому что пробудившегося родственника надо было ублажать. Чего я только не вынес за это время!

Но обо всём по порядку…


Глава 1

Как дядя Боря играл в казино

Дядя Боря был падок на азартные игры. Когда его голова пробудилась, то сразу стала требовать развлечений. Поначалу мы обходились онлайн-казино и тотализаторами, но очень скоро дяде надоело смотреть в экран и указывать мне, какие ставки делать. Он начал уговаривать меня отнести его в настоящее казино, чтобы, так сказать, проникнуться атмосферой. Я в этом вопросе занял категорическую позицию, потому что любой вынос головы из дома был связан с огромным риском, и мне совсем не хотелось получить по своей голове от родителей. Но дядя не унимался, и никакие уверения, что настоящие казино нынче запрещены законом, ничуть не умаляли его желания.

– Если что-то запрещено, значит, кто-то обязательно нарушает. Думаешь, люди откажутся от такой прелести? Есть подпольные казино. Неси!

– Но я не знаю…

– Что не знаешь? Где казино? Так узнай!

– Но это опасно.

– Конечно, но в этом весь смак.

Ныл он долго, до тех пор, пока я не сдался. Пришлось обзвонить тех знакомых, которые могли хоть что-нибудь знать. Безрезультатно. В итоге наводку дал дядя Яша (вот совершенно не ожидал!) и даже не поинтересовался зачем.

Подпольное казино находилось от нас в паре кварталов, но прежде чем нести Борю в люди, я решил основательно подготовиться. Раньше я не выносил родичей из дома, поэтому не представлял, какое испытание меня ожидает. Скрепя сердце я приспособил для «выгула» свой модняцкий фоторюкзак: пришлось прорезать в нём дырочки, чтобы дядя имел обзор. Закончив примерку, я тут же расстроился, что напрасно испортил хорошую вещь, ведь в казино, пусть и подпольное, с рюкзаком наверняка не пустят.

– А ты меня деньгами прикрой, – посоветовал из рюкзака дядя Боря.

– Обязательно. Но пока что мы пойдём на пробную прогулку. Готов? – спросил я, застёгивая рюкзак и водружая его на спину.

– А то! – приглушённо сказала голова.

Через минуту мы оказались на бульваре. Светило яркое апрельское солнышко, и дядя Боря тут же начал страдать:

– Ох, как ярко! Ох, за что?

– Молчи, а то вернёмся, – разозлился я.

– Ещё чего! – возмутился дядя. – Но ты в тень зайди, в тень.

В тени оказалось слишком темно.

Я вспомнил анекдот про крокодильчика.

– Налево сверни, – требовал Боря. – Нет, иди прямо.

– Цыц! – приказал я. – На меня уже люди смотрят.

Но дядя не умолкал, хотя перешёл на зловещий шёпот, и потребовал спуститься в подземный торговый центр. К счастью, там было не людно.

«Надо придумать систему связи, – подумал я, – иначе наш поход в казино потерпит фиаско».

Пока дядя рассматривал витрину с женским бельём и тихо булькал, я делал вид, что разговариваю по телефону, именно делал, потому что телефон не ловил. Потом мы направились дальше, но возле парфюмерного магазина дядя занервничал и начал чихать – мне тоже пришлось чихать, симулируя аллергию, и бежать к выходу. Оказавшись на верху, я окончательно уверился, что с Бориной затеей ничего не получится, ведь он был непредсказуем и чересчур говорлив – даже по улице разгуливать с ним было ой как рискованно. Но поставить Борю перед фактом, что наша вылазка – первая и последняя и никакого продолжения не будет, не хватало духа. Поэтому я, поджавши хвост, вернулся на бульвар и сел на лавочку, поставив рюкзак на колени.

– И этот смрад они называют духами? – послышался недовольный голос.

– Мог бы сказать, что у тебя аллергия, – упрекнул я.

– Какая аллергия? Я просто сверхчувствительный, – возразил Борис.

– Конечно. А ещё сверх меры разговорчивый, – заметил я.

– Так что же мне молчать и терпеть? – возмутился дядя.

– И как ты представляешь наш поход в казино? – не выдержал я. – Смирись, никуда мы не пойдём. Всё, проехали!

– Чёрта с два! – воскликнул Борис.

– Цыц! – снова цыкнул я.

– Не понимаю, чего ты так взъелся?

– Того, что ты не замолкаешь ни на миг! Вон, люди оборачиваются!

– Это потому, Ремушка, что ты сам с собой разговариваешь.

– Что? – вздрогнул я.

– Не трусись! Всё просто: я посылаю тебе ментальные сигналы, которые ты воспринимаешь как речь. Это называется телепатией. А на деле – я нем как рыба. Неужто родители этого не объяснили?

– Нет, – прошептал я. – То есть окружающие тебя не слышат?

– Конечно не слышат.

– А я – телепат?

– Все Мееры телепаты.

– Значит, я могу общаться с тобой ментально?

– Разумеется. Думал, ты знаешь. Так что, мы пойдём в казино?

– Возможно, – пробормотал я. – Дай подумать.

Беда в том, что все мои знания о нелегальных казино были почерпнуты из фильмов, а там в них всегда водились здоровенные вышибалы, которые заворачивали подозрительных клиентов. Поэтому я решил, что пройти с рюкзаком шансов мало. А даже если пройду, всё равно придётся оставить его в гардеробе или вроде того.

– Не пойдёт, – подслушал дядя. – Я должен наблюдать процесс.

– Но как? Ума не приложу, как?

Случилось невозможное – дядя замолчал. Молчал он долго, я даже подумал, что всё, Боря сдался и сейчас прощается со своей мечтой.

– Идём в магазин игрушек, – неожиданно потребовал Борис.

– Зачем?

– Идём, на месте узнаешь.

– Ладно, – согласился я и, надев рюкзак, бодренько зашагал в сторону «Сказки».

Последний раз я заглядывал в неё лет десять назад, и с тех пор интерьер существенно изменился. К моему огромному облегчению, камеры хранения не было – посетителей проверяла «пищалка», так что мы с Борисом благополучно пробрались к полкам.

– Иди в секцию мягкой игрушки, – приказал дядя. – Та-ак, покрутись. Ой, видишь того медведя?

На полке, в компании разных зверюшек, сидел большой мохнатый Потапыч.

– Зачем нам медведь? – мысленно простонал я.

– Прекрасно, просто прекрасно, определённо влезу. Снимай! – продолжил командовать Боря.

– Постой, ты это серьёзно?

– Ещё как! С рюкзаком не пустят, а с талисманом – пусть только попробуют не пустить! Покупай!

– О нет! – опять застонал я. – С этим точно не пустят.

– Положись на мой опыт, – посоветовал дядя.

Представив грядущий кошмар, я обречённо схватил медведя и, злой как чёрт, направился к кассе. Потом мы вернулись домой.

Целый час я готовил игрушку к примерке: расшивал, потрошил и поколол все пальцы, пока пришивал липучку. Казалось, всё кончилось, когда Боря оказался внутри, но нет, всё только начиналось.

Через пять минут дядя начал чихать и возмущаться:

– Ой, тут воняет. Тащи меня назад, немедля! Из чего он сделан? Где его шили?

– В Китае, дядя, в Китае.

– Как ты мог такое купить? Ты что, на бирку не посмотрел? Фу-ух! Убери эту мерзость, сожги! Только не дома – это ж не медведь, а химическое оружие!

Пряча улыбку, я сунул игрушку в мешок для мусора. Похоже, наш поход отменился.

– Ничего подобного, – резво возразил Борис. – Пойду в рюкзаке.

– Кажется, мы уже пришли к соглашению, что этот вариант не пройдёт.

– Ничего, постою в гардеробе, или что там у них имеется.

– Не понял. А кто будет играть, я?

– Нет, играть буду я. Просто так хотелось быть поближе к процессу, – вздохнул Борис. – Видишь ли, Ремушка, я грезил о казино с младых лет. Но ты же знаешь, что в совке таких заведений не было, а я, увы, был невыездной. Поэтому приходилось довольствоваться «Спортлото» и мгновенной лотереей. Хотя были ещё напёрстки. Ох, с каким изяществом напёрсточники разводили народ! А когда в Таллинне открыли «Асторию», я уже лежал на смертном одре… Ну, ничего. Главное, чтобы мы находились в одном помещении и ты сконцентрировался на игре, а не вертел головой по сторонам. Короче, ты должен транслировать хорошую картинку, понял?

– Ладно, будет тебе картинка. Позволь спросить, а на каком расстоянии работает наша ментальная связь?

– Ну, я не замерял, – задумался Боря. – В пределах квартиры точно работает. Проведём эксперимент?

Пришлось согласиться. Я отнёс дядю в родительскую спальню, поскольку эта была самая дальняя комната, а сам направился к входной двери.

– Готово. Слышишь?

– Как будто рядом стоишь, – удовлетворённо сообщил Борис. – Иди на лестницу.

Я вышел из квартиры, потом из подъезда, и связь прервалась. Неплохо.

– А теперь собирайся, – потребовал дядя, как только я переступил порог. – Яша сказал, когда открывается это заведение?

– Вроде в девять. Да рано ещё. Дай мне чуточку отдохнуть, – взмолился я.

– Устал? Мы же ничего не делали!

– Конечно ничего. Пойду перекушу.

– Я с тобой. Мне скучно. Давай посмотрим вестерн.

Пришлось обедать в гостиной. Боря наслаждался кино, бесконечно комментируя происходящее на экране. Я пытался есть.

Хорошо, хоть ночью удаётся поспать…

Ровно в восемь Боря заставил меня собраться. Чтобы выглядеть презентабельно, пришлось надеть папин костюм и кашемировое пальто. Рюкзак совершенно не вязался с этим нарядом.

– Сколько взять? – поинтересовался я.

– Тыщи хватит. Долларов, разумеется, – ответил Боря из рюкзака.

Я подумал, что тыщу можно спустить, папа даже не заметит. У нас вообще спокойно относились к потерянным деньгам.

– Эй, не ссы! Это в молодости я проигрывался, но теперь у меня связь с континуумом, забыл? Бабок сорвём столько, что в рюкзак не поместятся, – с запалом сказал Борис.

Я поспешил согласиться, и мы пошли на дело.

Согласно Яшиной наводке, подпольное казино находилось в ресторане «Egoista». Никем не остановленный (с чего бы?), я пробрался в уютненький зал и уселся за столик. Правда, пальто пришлось оставить в гардеробе. На рюкзак покосились, но ничего не сказали.

– Чего сидим? – спросил дядя.

– Добрый вечер! Меню, – предложил официант, протягивая папку.

– Благодарю, – ответил я и принялся изучать блюда итальянской кухни.

– Что ты делаешь? – возмутился Борис. – Мы не кушать сюда пришли! Тем более ты уже обедал.

Согласен, нужно было что-то делать. Наверное, существовал какой-то тайный знак, или пароль, чтобы пройти туда, где играют, но дядя Яша мне его не сообщил.

– Ага, понятно, – внезапно оживился Боря. – Иди к бармену и скажи «двести сорок девять».

– Откуда ты знаешь?

– Подслушал, пока ты в меню глазел.

– То есть как? Ты что, не только мои мысли читаешь?

– Разумеется, я ведь телепат.

– Интересно, а я почему их не слышу? – озадачился я, окидывая взглядом окружающих.

– Научишься когда-нибудь, – пообещал Борис. – Подъём!

– Уверен, что это сработает?

– На все сто!

Я направился к бармену и сказал пароль.

– Прошу, проходите, – ответил тот, указывая на дверь слева от стойки.

В коридорчике стоял полумрак; возле следующей двери посетителей поджидал охранник: огромный дядька в строгом костюме. Увидев меня, он даже бровью не повёл и без лишних слов пропустил вовнутрь.

Перешагнув порог, я немного оторопел: передо мной был не просто какой-то подпольный притон, а настоящее элитное казино. Вдоль стен стояли однорукие бандиты, а посреди – три стола для игры в рулетку и пять для покера и Блек-Джека. Игроков тоже оказалось немало, причём все в дорогих костюмах, а женщины в вечерних нарядах. Ничего себе ресторан!

– Ну, что я тебе говорил?! – возликовал Борис.

Ко мне подошёл, по всей видимости, администратор:

– Здравствуйте! Чтобы у нас сыграть, нужно обменять деньги на фишки. А вашу сумку можете оставить у меня.

– Там ценные вещи, – нахмурился я.

– Не переживайте, они будут в целости и сохранности, – заверил администратор. – Я положу её в сейф.

– Спасибо, – кивнул я, хотя сердце учащённо забилось.

Надеюсь, с дядей ничего не случится.

– Так мило, что ты за меня волнуешься, – растрогался Боря. – Не бойся, всё путём! А если что, я свистну.

Кое-как пережив расставание, я отправился за фишками.

– Сыграем в рулетку, – потребовал дядя.

– На что ставим? – спросил я, еле пристроившись к одному из столов.

– Ставь на тринадцать.

– Может, лучше на несколько?

– Так, делай, что говорят! Или ты всю игру препираться будешь?

– Не буду. Сколько ставить?

– Давай полтинник.

Сказано – сделано: я поставил, мы проиграли.

– Что за чёрт? – выругался я вслух.

– Спокойно, Ремчик! Для начала нужно чуток проиграться, – объяснил проигрыш дядя. – Всё хорошо, показывай эмоции, не стесняйся! Теперь давай красное, тридцать шесть.

– Ставок больше нет, – сообщил крупье и шарик завертелся.

– А говорят, что новичкам везёт, – заметил я, когда выпала двойка.

– Говорят, – хмыкнул мужчина напротив.

Хотя сейчас никто не выиграл, и это немного утешило.

– Теперь на семнадцать… На шесть… На двадцать один…

Спустив семьсот баксов, я решил, что Борина связь с континуумом разладилась.

– На зеро. Все. Давай! – скомандовал Боря.

– Ставок больше нет, – попугаем сказал крупье.

Я затаил дыхание. И тут…

Честное слово, я обалдел, когда выпало зеро.

– Есть! Есть! – завопил я как сумасшедший.

– Везение новичков, – сквозь зубы заметил мужчина напротив.

– Круто, да? – сказал дядя. – Загребай фишечки и давай делать ноги.

– Это ж десять штук! – продолжал радоваться я.

– Десять пятьсот, – исправил дядя. – Смотри, чтобы не обсчитали.

Переживал он напрасно: выигрыш выдали без проблем. Хотя администратор, возвращая рюкзак, вежливо намекнул, что десять процентов нужно оставить, иначе не выпустят. Пришлось подарить ему штуку с хвостиком.

Оставшиеся деньги я положил в рюкзак – пусть Боря наслаждается.

– О, да! – восторженно сказал дядя. – Ничто в этом мире не сравнится с запахом денег.

После такого дела мне страшно захотелось выпить, но дядя приказал немедленно идти домой. Конечно, я послушался.

Короткий путь лежал через дворы. Я шёл очень быстро, но меня догнали. Не знаю, кто это был – вышибалы из казино или местные воришки – меня стукнули по голове и выхватили рюкзак. Мысленно простонав «дядя!», я рухнул на землю и вырубился.

Очнулся я от жуткого крика. Причём, кричал не Боря, а какие-то мужики. Я тут же поднялся и поспешил спасать родича.

Глазам открылась странная картина: соседний дворик был усыпан стодолларовыми купюрами, а мой помятый рюкзак валялся посередине. Ни бандитов, ни дяди рядом не было…

– Я здесь! – донеслось из тёмного угла. – Сюда, Рем, скорее: проклятые бомжи всё обоссали!

Я бросился к дяде:

– Фу-ух! Вовремя поспел! Ничего, я не ушибся. А я у тебя молодец – видел бы, как я его за палец цапнул!

– Так вот почему так кричали.

– А ты бы не закричал? Деньги собери. И положи меня в рюкзак – я устал.

Больше приключений не было.

Дома Борис заставил почистить ему зубы и обтереть голову «Септилом». Потом мы считали деньги.

Со мной, кстати, всё обошлось, даже шишка не появилась.

Наша вылазка сильно утомила Борю, поэтому он вернулся в свой континуум на пять дней раньше графика. Засыпая, дядя с наслаждением вспоминал тот вечер:

– Нет, ну как я его, за палец! А он… глаза вытаращил… и как завопит…

Читать дальше Глава 2

Вау, как интересно, жду продолжения
Орал не от боли, поди.)
Интересное начало. Читал с удовольствием.