velya

Вспоминая жизнь. Рассказ

– У вас только пять процентов на успешную линьку, – внимательно изучив все тесты и анализы, вынес вердикт симпатичный доктор Альб. – Так что я крайне не рекомендую линять. Не только как ваш терапевт, но и как друг, дорогая Ирга.

Он замолчал, ожидая ответ, и возникшая пауза грозила неприятно затянуться. Альб моргнул, тем самым как бы торопя пациентку, но вновь открывать рот не спешил.

Ирганна вгляделась в экран, и ей показалось, что голубые глаза Альба совсем потускнели.

«Пять процентов – это ничто», – бесцветно подумала она.

«Конечно, сидит на эйфориках, – констатировал Альб. – Обычная реакция между приёмами. Ничего, скоро дойдёт».

– Мне нужно подумать, – наконец произнесла Ирга.

– Судя по вашему состоянию, на раздумья осталось три дня, – заметил Альб. – Хотя раздумывать нечего: поймите, вы просто не переживёте последнюю линьку. Ну же, Ирга, пока есть возможность купировать процесс, соглашайтесь! В перспективе у вас будет около сорока лет, это прилично. Организм начнёт стареть, но постепенно, и мы будем поддерживать вас медикаментозно, так что на качестве жизни это почти не скажется.

– Я подумаю и свяжусь с вами, – пообещала Ирга.

– Хорошо, – кивнул Альб. – Буду ждать.

Голова терапевта исчезла, и вместо неё на экране медленно поплыли плоские, серые облака.

Ирга потянулась за ингалятором и жадно вдохнула. Препарат подействовал быстро – буквально миг и мир снова окрасился в яркие цвета. В голове зазвенело, и какое-то время она качалась на волнах эйфории, представляя себя уважаемым матриархом, пока до неё не дошло.

«Пять процентов! – вскричал ужаснувшийся разум. – Это конец!»

Чувства сейчас были особенно сочны, а нервы совершенно оголены, и Ирга ощутила себя на пороге смерти. За внезапно распахнувшейся дверью привиделся тёмный космический вакуум, и она, отшатнувшись, с трудом сделала вдох. Вся жизнь пронеслась перед глазами, словно ускоренный кинофильм, и ей показалось, что она совсем не жила. Век с небольшим – это ничтожный срок. В молодости она думала, что это почти вечность, но годы невидимым песком просочились сквозь пальцы, неясно пощекотав ладони и оставив неприятную недосказанность. Неужели действительно всё? Финал?

«Раньше люди жили совсем ерунду, – пробормотала она, пытаясь себя утешить. – Тридцать-сорок лет, затем начинался необратимый процесс увядания, что годам к семидесяти приводил к неминуемой и ужасной кончине. Им было куда страшнее, чем мне».

Уже много лет, как всё изменилось, хотя продлить жизнь люди пытались во все времена. Ирга с лёгкой улыбкой вспомнила свой школьный доклад об алхимиках древности: чего только они не намешивали в так называемые эликсиры вечной молодости!

Невероятный прорыв случился в середине двадцать первого века, когда молодой учёный Юлий Новак успешно модифицировал человека. Ирга не понимала всех тонкостей, поэтому каждый раз представляла себе модифицированную картошку (Новак поместил в человеческий геном гены насекомых и рептилий).

Переходный период прошёл очень быстро, и спустя тридцать лет возникло новое человечество. Впрочем, секты из прежних людей, что пытаются сохранить истинный человеческий геном, существуют до сих пор. Они малочисленны и безвредны, их жизнь коротка и отягощена болезнями.

Новые люди не знали что такое болезни, но ими пугали непослушных детей, а в детстве она была своенравной и озорной, поэтому при слове «рак» внутри Ирги до сих пор всё холодело и начинала кружиться голова.

Новые дети воспитывались отдельно – родителей Ирга видела всего несколько раз и почти не помнила их лиц. Зато она помнила свою темноволосую наставницу, Дору, которую считала мамой. Взросление занимало весь первый этап – двадцать лет. За это время дети успевали получить образование и определиться с будущим. Детство завершалось первой линькой, и она у всех протекала легко, без осложнений: организм готовился к репродукции.

После линьки молодые особы приобретали пол и получали взрослое имя. Ирга совсем не удивилась, что превратилась в женщину, поскольку была уверена в таком исходе. Позже она узнала, что пол детей «программируется» внутриутробно. Однако вмешательство в геном привело к сокращению населения, поскольку не все женщины могли откладывать яйца (эмбрионы доращивались на детских комбинатах без участия родителей). Ирга не имела тяги к материнству, поэтому совсем не расстроилась, когда узнала, что бесплодна. В итоге она продолжила обучение и стала орбитальной лётчицей.

Когда второй, тридцатилетний, период подходил к концу, Ирга влюбилась и вышла замуж за знаменитого авиаконструктора и изобретателя. Майк Рой был старше на целых десять лет, то есть к моменту их знакомства перенёс уже две линьки. Впрочем, возраст не имел значения, потому что все выглядели на двадцать пять. И впереди у них была длинная и прекрасная жизнь.

Вторая линька прошла благополучно: организм полностью обновился. Ирга продолжила летать и наслаждаться жизнью.

Потом случилась катастрофа: Майк погиб при испытании нового двигателя, и прекрасная Ирга угодила в чёрный омут депрессии. От полётов её отстранили, временно, (но оказалось, что навсегда). Лишиться мужа, а затем и неба было слишком даже для такого сильного человека, как она, и весь последующий год Ирга провела в специализированной клинике.

Она справилась, но к штурвалу уже не вернулась. В принципе, она могла вообще не работать, так как ей назначили большие социальные выплаты, но Ирга не представляла себя без дела и занялась политикой, причём довольно успешно: в неполные восемьдесят она стала министром труда.

Полиняв третий раз, Ирга задумалась о будущем, ведь четвёртый период был завершающим для большинства людей, а его продолжительность зависела от качества линьки (медицинские расчёты обещали Ирганне почти тридцать лет). Благополучно полинять в четвёртый раз могли лишь единицы. И то, бывали случаи, когда при высоких показателях и хороших прогнозах, человек из линьки не выходил. Поэтому четвёртая линька называлась в народе не иначе как подвигом духа. Иногда это был вовсе не подвиг, а безумие, когда человек ложился линять, например, с однопроцентным шансом. Зато… Все пережившие линьку становились бессрочными долгожителями (эта линька стабилизировала и консервировала организм). Иногда их называли бессмертными, поскольку вероятную продолжительность жизни предсказать было затруднительно, а первые патриархи перешагнули уже пятисотлетний барьер. Условно бессмертных было около ста человек, и они именовались патриархами и матриархами. Бессмертные управляли миром, составляя Совет высочайших.

Ирга, познавшая вкус власти, мечтала о ней так же сильно, как и о вечной молодости. Поэтому она продолжала служить государству на разных должностях, надеясь когда-то этим государством стать. Чтобы получить любовь народа, она даже взялась опекать детский комбинат и среднюю школу.

Время пролетело быстро. За год до линьки ей предоставили положенный отпуск. Считалось, что за это время человек способен подвести итоги своей жизни и определиться с её завершением. Ирга не ударилась во все тяжкие, как сделали многие её коллеги, буквально поселившиеся в борделях и прочих увеселительных заведениях. Из наркотиков она вдыхала только разрешённый эйфорик (подсела на него ещё два года назад). Отказаться от эйфорика было трудно, но Ирга махнула на свою слабость рукой, потому что знала: после линьки привыкание испарится.

Она готовила себя к самому невероятному и длительному периоду жизни.

Но с пятью процентами не поспоришь…

«И что же – сдаться, стареть, как все, и умереть в доме для престарелых? – спросила Ирганна своё отражение в зеркале. – У-ме-реть», – повторила она, глядя, как гадко растягиваются губы.

На лице появился неестественный оскал.

Ирга представила, как изменится её прекрасное молодое лицо: покроется морщинами и пятнами, потускнеют глаза, обесцветятся волосы; упругое тело станет дряблым и немощным. А потом, в один день, она просто перестанет быть.

Но самое ужасное было не в старости, а в безвольном ожидании конца, которое растянется на целых сорок лет.

«Вот настоящий подвиг духа, на который я не способна», – подумала Ирга и нажала кнопку связи.

Альб выглядел как обычно, хотя внутри очень удивился.

«Что-то быстро…»

– Решили?

– Готовьте капсулу: я буду линять, – сообщила Ирга.

Август 2015.