velya

Эдем. Рассказ. Продолжение

1

2

3

В аду было очень темно, поэтому везде горели костры. Когда наступало утро, угольное небо приобретало жуткий краплачный оттенок. Несмотря на холмы, всё пространство виделось плоским и бесконечно огромным; Ване казалось, что с любого места видно одинаково далеко – до самого горизонта, и вместе с тем пространство выворачивалось так, будто он постоянно находился в своей личной яме.

Он действительно жил в яме, но не один – вместе с ним проживало ещё пятнадцать несчастных. Каждое утро приходил бригадир (он жил отдельно), и они направлялись в шахту. Добытый уголь свозили на склад.

Ваня видел другие бригады: со всех сторон копошились люди. Все были одинаковые, грязные и угрюмые. Женщины жили в отдельных ямах, заговаривать с ними возбранялось.

В яме воняло. Кормили раз в день чем-то, похожим на дёготь. Воды было мало, поэтому постоянно хотелось пить.

Мужики говорить не любили. Каждый молча оплакивал то, что потерял.

Работа была тяжелая – копали по старинке кирками и лопатами; хорошо, что старожилы посоветовали обмотать руки (пришлось порвать рубашку, но здесь было тепло и без неё) и Ваня избежал водянок; ночью он проваливался в чёрную яму сна.

Каждый день он надеялся, что завтра его простят и позволят вернуться обратно. Потом он узнал, что все мужики из ямы мечтают о том же – в этом секторе ада обитали изгнанники.

Дни были одинаковые, ничего не менялось. Очень скоро стало казаться, что время остановилось, или зациклилось в один бесконечный день, подсвеченный кровавыми кострами, и короткую чёрную ночь. Тем не менее прошёл целый месяц.

Потом случилась авария в штольне – на Ваниных глазах погиб человек, немолодой молчаливый Макар. Ваня пытался ему помочь, зажимая руками рану, и тёплая кровь подействовала как холодный, отрезвляющий душ.

«Мёртвые не умирают, – с ужасом подумал он. – Это не загробная жизнь! Да Бог, если он существует, ничего не знает об этом проклятом месте!»

Смерть товарища потрясла не только его – вся бригада погрузилась в смятение. Тогда Ваня стал говорить о своих подозрениях вслух. Но тут вмешался бригадир и прервал его монолог.

Вечером, когда все залезли в яму и стали моститься спать, к Ване подсел Артём.

– В общем, я согласен с тобой, – негромко признался он. – Хотя я не верю, что нас похитили инопланетяне. Скорее всего, мы находимся в будущем. А что? Вполне возможно, что какой-то безумный гений создал машину времени, а какой-то скучающий миллиардер использовал её для развлечения, и теперь у него собственное реалити-шоу, в котором он – бог и судья, а мы – подопытные кролики.

О такой вероятности Ваня ещё не думал, но когда подумал, то его, несмотря на жару, затрясло.

– Что же делать?

– Можем поднять восстание. Но поможет ли это сбежать, не знаю, – нас всех запросто могут убить.

Ваню захлестнуло отчаяние:

– Как же быть? Терпеть и пытаться выжить? Ждать, когда ему надоест? Ох, не думаю, что нас возьмут и отпустят. Скорее всего, наша участь уже решена.

– И что ты предлагаешь? Подговорить ребят, и завтра с утра, когда нам выдадут инструменты…

– Нет, мы не будем никого подговаривать, – покачал головой Иван и оглянулся. – Думаешь, за нами не следят? Да тут наверняка везде камеры понатыканы! Восстание не состоится, уходить надо сейчас.

– Куда? – прошептал Артём.

– К горизонту. Когда я жил в «раю», его окружали дюны, через которые нельзя было перебраться. Тогда я не понимал, почему, а теперь уверен – выход был сразу за ними. Мне кажется, эта территория – что-то вроде съёмочного павильона или биосферы со спецэффектами. Подождём, когда все уснут, и будем выбираться.

– Хорошо, – еле слышно согласился Артём. – Только у нас нет оружия…

Ваня тоже об этом подумал:

– Тут полно камней, если что.

Когда темнота наполнилась храпом, заговорщики устремились наверх. Ваня шёл первым, избегая света костров, Артём шагал по пятам. Они миновали соседние ямы, обошли террикон и увидели человека, роющего землю руками. Издалека казалось, что тот что-то искал, но приглядевшись к копателю и прислушавшись к его бормотанию, Ваня понял, что несчастный сошёл с ума и роет себе могилу.

– Давай тихонечко обойдём, – шепнул он Артёму. – Всё равно ему уже не помочь.

– Если я выберусь… – сверкнул глазами товарищ и сжал кулаки.

«Если…» – эхом подумал Иван и снова пошёл вперед.

Шли долго: «ад» был куда больше «рая». В какой-то момент ребятам показалось, что они бродят кругами, – всё оставалось по-прежнему, а силы были уже на исходе.

Костры и ямы, ямы и костры…

И тут Ваня заметил, что пространство вдруг выровнялось, и он больше не видит весь «ад», как видел ранее. Надежда вспыхнула вновь, и он прибавил шаг.

Впереди была стена – огромная, вогнутая стена, на которой дублировалась жуткая картина преисподней. Вначале Ваня подумал, что стена зеркальная и попытался разглядеть своё отражение, но потом сообразил, что она представляет собой что-то вроде экрана, на котором транслируется адское кино, и потому у тех, кто смотрит его издалека, создаётся полная иллюзия бесконечного пространства. А на деле ненастоящий ад находится внутри экранного колодца.

– Боже мой! – прошептал Иван, ясно представив масштабы этой декорации.

– Мы были правы, – сказал Артём. – Но как найти выход? Думаешь, где-то в этой стене есть дверь?

– Надеюсь, что есть. Надо подойти поближе.

Но как только Иван сделал шаг, завыла сирена. Он в ужасе оглянулся и тотчас повалился на землю: дыхание перехватило, глаза запекли, и по корке лица потекла вода…

Окончание

Жаль, что он не попытался пойти за холмы в начале.
Завораживающее чтение , продолжения жду