velya

Наша Земля. Рассказ. Окончание

Начало

Нестерпимая боль началась через час или два, когда я окончательно возвратился в реальность. Сперва заболели места уколов, хотя самих уколов я вспомнить не мог, а потом тело стало гореть изнутри. Казалось, что все кости объяты огнём, а позвоночник наполнен расплавленным металлом. Я орал, метался и задыхался, и пытался вырвать цепь из стены. Потом свет погас, и я решил, что что-то случилось с глазами.

В темноте стало чуточку легче, но после недолгого облегчения меня накрыла новая волна мучений. Что-то творилось с телом, будто оно перестраивалось или перерождалось. Я выл и рвал, пытаясь изрыгнуть свои внутренности, царапал грудь и горло и надеялся на скорую смерть. Пару раз мне казалось, что всё, но я застывал в полушаге от последнего порога, и муки мои продолжались. Тогда я изрыгал проклятия, уповая, что сумасшедшего негодяя неминуемо настигнет возмездие и расплата будет не менее жуткой и продолжительной. А потом я начал желать, чтобы этот ужасный эксперимент увенчался успехом, чтобы я выжил и превратился в сверхчеловека, способного собственноручно его покарать.

Не знаю, сколько длились мои страдания. Время от времени в камеру пускали газ, и я надолго выпадал из реальности. После моих отключек на полу появлялась миска с водой, и я жадно её лакал, совсем как собака, стоя на четвереньках. Вода была холодная, с неприятным привкусом, и в неё точно что-то подмешивали, потому что сразу после питья все ощущения притуплялись.

Иногда до меня доносился приглушённый вой и стенания других заключённых, а когда он усиливался, начинало казаться, что воют сами стены и тюрьма содрогается. Потом снова пускали газ.

Однажды я очнулся и почувствовал, что всё позади: боль отступила, зрение возвратилось и вокруг повисла непривычная тишина. Я обрадовался и тут же ужаснулся, разглядев своё изменённое тело.

Нет, я по-прежнему походил на человека, то есть у меня не вырос хвост или новая пара конечностей, но руки и ноги существенно удлинились, а кожа стала перламутрово-серой, как будто на неё распылили жемчужную краску. Вдобавок я ощутил невероятную силу и тут же с лёгкостью разорвал толстенную цепь. Впервые улыбнувшись, я повесил её на шею как украшение, предвкушая, что вскорости задушу этой цепью «врача».

Всё моё естество взывало о мести, и я не мог думать о чём-то ещё. Например, о том, в кого превратился. Ну, превратился, ничего уже не поделаешь.

Тем более мне было плевать, что я перепачкан рвотой и кровью, а одежда, треснув по швам, превратилась в лохмотья. Обезумев от желания мстить, я навалился на дверь и вышиб её как кусок плохо прибитой фанеры.

В коридоре оказалось пусто. Двери соседних камер валялись на полу – мои собратья уже освободились. Видимо, не только я желал уничтожить мучителя, поэтому, опасаясь не успеть, бросился вперёд, на расправу.

И тут я услышал голос. Слабый женский голос, прозвучавший внутри моей головы, заставил воротиться и разыскать свою хозяйку. И я последовал за ним, как очарованный ребёнок за дудочкой Крысолова.

Дверь в камеру была незакрыта, но девушка не собиралась выходить, а сидела в углу и глядела перед собой пустым, отрешённым взглядом.

– Елена?! – безмолвно воскликнул я, желая и убить её и обнять.

Она по-прежнему была прекрасна, хоть и лишилась своих чудесных волос. Я смотрел на неё и изумлялся, пока до меня не дошло, что и я выгляжу в точности так же.

Елена стала очень высокой, жемчужной, а глаза и вовсе сделались невероятными, похожими на ртуть. На тонкой шее виднелись небольшие наросты, словно жабры у рыбы, но это её не портило. Глядя на неё, я совсем не замечал лохмотья и грязь. Я видел высшее существо, зачем-то спустившееся на землю.

Моя маленькая инопланетянка…

И всё-таки я не мог её простить. Хотя она тоже настрадалась.

– Прости, – прошептала Елена. – Я не знала, что так получится. Я не хотела тебя отдавать. Видишь, я за это поплатилась. Что же с нами будет, Март? Мы же теперь не сможем вернуться домой, никогда.

– Раньше надо было думать, – отрезал я. – Где остальные?

– Внизу, собираются прикончить Алана. Но пока не сошлись во мнении, как это лучше сделать.

– Откуда тебе известно?

– Я слышу их мысли – у нас ведь телепатическая связь. Неужели ты не слышишь?

Я прислушался, но ничего не услышал, кроме неясного, отдалённого шума.

– Не знаю. Но чувствую, что мне нужно бежать.

– Собираешься присоединиться?

– Ага, – кивнул я и поспешил на звук.

С каждым шагом он становился сильнее, и скоро я различил голоса. Похоже, переродившихся было немало, и в каждом клокотала ярость и жажда отмщения.

Спускаясь по лестнице, я насчитал с десяток истерзанных охранников и увидел множество кровавых следов.

«Не смейте без меня! Подождите!» – вопил я, не раскрывая рта.

«Мы ждём, – прозвучало в ответ. – Ждём твоего решения».

Наконец я попал в полутёмный зал, где находилась толпа моих разъярённых собратьев. Пахло газом, видимо, «доктор» пытался всех усыпить, но на нас он теперь не действовал. Здесь были мужчины и женщины, невероятные, сильные и прекрасные, и, увидев их, я почувствовал гордость и восхищение. А ещё я понял, что больше не одинок, потому что обрёл новую семью.

Мои сородичи безропотно расступились, и я без помех добрался к нашему мучителю. Он стоял на коленях, беспомощный и дрожащий, в ожидании страшного конца.

И они, все они тоже ждали, как будто я был их предводителем и судьёй.

Заглянув во множество светящихся глаз, я ощутил невероятную мощь и всесилие, и мне ясно увиделось будущее.

– Не трясись, обезьяна, – обратился я к нашему пленнику. – Мы не станем тебя убивать. Ты ещё пригодишься, ведь мы нуждаемся в новых собратьях. А потом наступит новая эра, и мы покажем всем, кто здесь хозяин. Это наша Земля!

Август 2014.

Привет друг, добра тебе))
Вот решил в гости заглянуть, тут все так же уютно) заходи тоже , буду рад видеть!
Неплохо.
Перерождение. А в кого? В иного?