velya

Наша Земля. Рассказ

Больше всего на свете я хотел встретить любовь. Не просто влюбиться по уши и ходить как хмельной, а действительно повстречать ту единственную, с которой жизнь станет чудесной и полной, с которой я буду просыпаться каждое утро и засыпать каждый вечер, радоваться и горевать, устремляться к звёздам и опускаться в чёрную бездну, и с которой безропотно встречу старость. Но свою половинку найти нелегко, особенно такому фрику, как я.

Нет, я не был белой вороной, не ставил себе ирокез и не прокалывал губы. Внешне я был вполне заурядным парнем, тихоней и молчуном. Просто я не понимал людей и не считал себя одним из них, никогда. Они казались глупыми обезьянками, что красуются друг перед другом и прыгают по деревьям, надеясь отыскать самый вкусный банан, мыслят слишком поверхностно или не мыслят вовсе, и совершенно не видят трагизма собственной жизни. А я видел и маялся, и мне было противно от того, что тело моё набито человеческими потрохами. Я словно был инопланетянином, случайно очутившимся на Земле, и всю свою жизнь пытался подстроиться, из всех сил притворяясь человеком, но всегда оставался чужаком.

Понятия не имею, почему так случилось, ведь я рос в нормальной семье, хотя мама часто страдала мигренями, но они-то здесь ни при чём. В целом я был счастливым ребёнком, не обделённым родительской заботой – порой я не знал, куда спрятаться от чрезмерного внимания и обожания со стороны своих ближних. Родители гордились мной, ведь я с медалью окончил школу, а позже получил красный диплом. Мне вообще всё давалось легко, даже сходиться с людьми, но это потому, что я умело носил человечью личину.

Однако время шло; внутри с каждым годом становилось темнее, как будто там рос неведомый паразит и доступ света к душе стремительно уменьшался. В конце концов я понял, что должен найти человека, с которым смогу говорить не таясь и который меня поймет, иначе умру в темноте. Другое дело, что я совсем не верил в успех, потому что как Нарцисс желал отыскать своё отражение.

Тем не менее я зарегистрировался на нескольких сайтах знакомств, и с тех пор каждый вечер просматривал анкеты. И надо же, судьба мне улыбнулась. Как только я увидел её фотографию, внутри появилась необъяснимая радость, а когда вчитался в слова, понял, что нашёл свою инопланетянку. Девушку звали Еленой, и, несмотря на позднее время, она была в чате. Мало того, оказалось, что живём мы чуть ли не в соседних домах. Почти сразу мы договорились о встрече, и следующий день, а это была суббота, стал самым чудесным и незабываемым днём в моей жизни.

Мы гуляли по городу, крепко взявшись за руки, и без конца говорили, перебивая друг друга, словно знали все слова наперёд. Мы смеялись и ели мороженое, катались на колесе обозрения, а потом долго бродили по набережной, провожая закат и встречая волшебный свет фонарей. Мы целовались и шутили, что наша миссия на Земле завершилась, ведь мы отыскали друг друга, и теперь за нами прилетит корабль, чтобы отвезти на далёкую планету, где находится наш настоящий дом. И честное слово, заглядывая в звёздные глаза моей прекрасной Елены, я не сомневался, что именно так и случится.

Но вечер летел к концу, а корабль всё не прилетал…

Провожая Елену домой, я ужасно не хотел расставаться, и тут она робко и многообещающе предложила мне остаться на ночь: моя инопланетянка жила одна.

Как только дверь закрылась, я набросился на неё как голодный волк и стал пожирать её сладкое ванильное тело.

– Март… – стонала она. – Март…

В перерывах мы пили вино, а потом уснули, обнявшись, и мне привиделся кошмар.

Снилось, что я очнулся глубокой ночью. Елены рядом не было. В комнате стояла темень, но я явственно ощущал, что в ней кто-то есть: из угла доносилось чьё-то приглушенное дыхание.

Я испугался и захотел подняться, но не смог пошевелиться. Потом из-за двери послышались голоса – похоже, Елена с кем-то спорила.

«Какой странный сон», – подумал я и тут со всей отчётливостью понял, что это вовсе не сновидение.

Я лежал в темноте, обездвиженный и беспомощный, и поверить не мог, что Елена меня предала. Вероятно, она накачала меня снотворным или чем-то ещё. Но зачем?

Голоса внезапно смолкли, раздались шаги, жуткое дыхание приблизилось, но не успев разглядеть склонившееся ко мне лицо, я провалился в непроглядную тьму…

Я выныривал из неё и погружался обратно ещё несколько раз, и всё это время не мог пошевелить даже кончиком пальца.

Во время пробуждений было всё также темно, но сильно трясло, и я решил, что меня куда-то везут, прямо как в детективе, засунув в багажник.

Понятия не имею, сколько длилось моё путешествие. Я постоянно думал о Елене, и мне было горько от мысли, что единственный в мире человек, способный понять меня и принять, оказался предателем и лжецом.

Потом я начал раздумывать о причине похищения и с ужасом осознал, что средства мои преступникам не нужны, иначе они бы заявили об этом. Нет, им было нужно что-то иное, и мне стало дурно от страшной догадки – вероятно, это были торговцы людьми.

Похоже, мне уготована жуткая участь, и скоро я стану одним из тех, кто вышел из дома и бесследно исчез. Моя фотография вместе с фото других пропавших будет висеть в лайтбоксах и на станциях метро, и меня никогда не найдут, хотя сердце, возможно, продолжит биться, только в чужой груди.

Наверное, прошло несколько дней, прежде чем тряска прекратилась. Затем я в очередной раз провалился в чёрное забытьё, а когда снова открыл глаза, они сразу же заболели от света. К счастью, обездвиженность прошла, но оглядевшись, я понял, что бежать слишком поздно.

Я лежал на полу в самой настоящей камере, где не было ничего, кроме дыры в углу, из которой шла страшная вонь, а путь на свободу преграждала металлическая дверь. Впрочем, в ней имелось небольшое окошко, но добраться до него не получалось: меня, словно пса, посадили на цепь. Тяжёлый железный браслет надёжно сковал лодыжку, а поводок оказался очень коротким – до двери не хватало двух шагов. И всё-таки я изловчился: подался вперед и посмотрел в глазок.

Подозрения подтвердились – я находился в тюрьме.

Волосы на голове стали дыбом, и меня прошиб холодный пот. Я заорал, и до меня тут же донеслось резкое «заткнись».

Спустя какое-то время в коридоре раздались шаги, лязгнул засов и ко мне заглянул невысокий мужчина в белом врачебном халате. Позади него маячили два здоровенных охранника, но дверь недолго оставалась открытой: смерив меня пронзительным взглядом, посетитель оглянулся, кивнул, и нас оставили наедине.

Появление доктора означало только одно: моя догадка верна и сейчас меня потащат на операционный стол.

– Не подходите! – крикнул я и вжался в ледяную стену.

Доктор снова кивнул и остался возле двери. Он был намного ниже меня и с очень неприятным лицом, особенно отталкивали тёмные навыкате глаза – в них поблескивала одержимость.

– Здравствуйте, Мартын, – наконец поздоровался он. – Вы, наверное, желаете узнать, где оказались и почему?

– Хочу, – прорычал я, словно раненый зверь.

– Тогда успокойтесь! – потребовал доктор. – Иначе ничего не узнаете.

– Успокоиться?! – взбеленился я и загремел своими кандалами.

– Поверьте, это необходимая мера, – заявил мой мучитель, выразительно глядя на цепь. – Перестаньте шуметь, и я всё объясню.

– Да говорите уже! – взвизгнул я.

– Хорошо. Вы слышали что-нибудь о гипотезе палеоконтакта? – неожиданно спросил странный медик. – О том, что в древние времена нашу планету посещали представители внеземной, более развитой цивилизации?

– Разумеется, слышал, – растерянно ответил я, совершенно не понимая при чём здесь древние пришельцы.

– Так вот, я не только разделяю это убеждение, но и собираюсь его доказать.

– Как? – изумился я.

– Видите ли, Мартын, я – учёный, генетик, и давно занимаюсь одним очень интересным исследованием. Дело в том, что пришельцы оставили следы. Я не имею в виду пирамиды и необычные артефакты – долгое время я искал следы не на земле, а внутри человека. Как вы догадались, я говорю о генах. Согласно моей теории среди людей живут потомки инопланетян. Внешне они неотличимы от людей, однако, являясь носителями спящих генов, всё ещё способны вернуться к своему прежнему облику.

– Как?

– Скажем так, с помощью одного препарата, который мне удалось создать, – самодовольно похвастался учёный.

– А что потом?

– Загадывать рано… Но если всё получится, моё открытие изменит мир.

– Значит, вы собираетесь ставить на мне эксперимент? – ужаснулся я. – В этой жуткой тюрьме?

– А что вы хотели – комфортабельную палату с плазмой? – ухмыльнулся «доктор». – Вы же понимаете, что мои исследования сверхсекретны, а заброшенная колония у чёрта на куличках не станет привлекать любопытные взгляды. К тому же мне нужно много места для размещения всех пациентов. Да, вы не один такой: благодаря специальным тестам моим волонтёрам удалось собрать несколько сотен потенциальных инопланетян. И это только начало.

– Ничего себе! А разве меня тестировали? – удивился я.

– Разумеется, – кивнул генетик. – Это сделала Елена. И кстати, по её оценке вы набрали наивысший балл. Ну же, признайтесь, вы никогда не считали себя человеком.

– Вот оно что, – нахмурился я. – А вы, стало быть, считаете, что это не психическое отклонение, а какая-то протопамять?

– Да, я считаю это проявлением генетической памяти. Не у всех, конечно, – у некоторых просто нелады с головой, – снисходительно усмехнулся учёный.

– И чтобы это выяснить, вы будете ставить опыты. Когда?

– Прямо сейчас, – заявил безумец, доставая из кармана баллончик.

«Газ!» – испугался я, но увернуться не успел, и микроскопические брызги попали на лицо.

Стены почти сразу поплыли, и в последних лучах сознания тусклая тюремная лампочка дрожащим закатным солнцем упала за мой внутренний горизонт.

Окончание

жду продолжения. Иногда я себя тоже ощущаю упавшим с луны))
Думаю, у всех творческих людей время от времени появляется такое ощущение )