velya

Полжизни на зеро

Начало

Продолжение

3

Встреча с загадочным Ярославом успокоила и вселила надежду. Теперь он был не одинок, во всяком случае, имел, кому излить душу. А про «потом» Игорек не задумывался. Не потому, что старался всячески избегать таких мыслей, а потому, что в это «потом» не верил.

Но вот пролетела неделя, а Ярослав все не звонил. Игорь снова сделался мрачным, бессонница возобновилась.

И только в среду ситуация прояснилась:

– Игорь Александрович? Здравствуйте! Вас беспокоит старший следователь Михайлов. Скажите, вы случайно не знакомы с неким Ярославом Вербицким?

– Возможно, – предположил Игорь, и сердце учащенно забилось.

– Видите ли, при нем была ваша визитка...

– А что, собственно, случилось? – перебил Игорек.



– К сожалению, Ярослав Валентинович скончался, а родственников мы не нашли. Если вы были знакомы… Короче, нужно, чтобы вы подъехали в морг.

Голова закружилась, но Игорь все же ответил:

– Я подъеду. Скажите адрес.

И, отложив все дела, помчался на опознание.

Вопреки всем ожиданиям, морг оказался похож на больницу, а следователь – на голливудского актера.

– Прежде, чем вы увидите тело, вам нужно кое-что узнать, – неожиданно заявил он. – Надеюсь, это не заставит вас передумать… Вы уже сталкивались со смертью?

– Я был только на похоронах, если вы об этом.

– Не совсем… Тело выглядит очень… странно. Пугающе странно, я бы сказал. У вас крепкие нервы?

– Скоро узнаем, – похолодев, ответил Игорек.

– Тогда приготовьтесь, – предупредил Михайлов.

В принципе, Игорь был готов настолько, насколько готовы к подобному невдумчивые зрители детективных сериалов. Но то, что он увидел в действительности, словами описать было трудно. Ярослав выглядел совсем не так, каким запомнил его собрат по контакту, и не так, как вообще должен выглядеть двухдневный покойник.

Тело необъяснимым образом иссохло, почти превратившись в мумию, а кожа приобрела неестественный коричнево-синий оттенок, какой бывает у побитой морозом листвы, и только лицо, каким-то чудом избежавшее жуткой мумификации, оставалось вполне человечьим.

– Это он, – еле слышно выдавил Игорь. – Можно спросить, от чего он умер?

– В заключении написано, что по естественной причине, – сообщил Михайлов, – то есть от старости. Однако умер он не вчера, а полвека назад.

Голова опять закружилась, и Игорь прислонился к стене:

– Не может быть…

– Почему? – прищурился следователь.

– Потому что мы виделись на позапрошлой неделе, – не подумав, ляпнул Игорек.

– Ну, раз вы так утверждаете…

– Мне нужно на воздух, – прохрипел Игорь и выбежал из помещения.

На улице было жарко и душно, но озноб только усилился. А тут еще Михайлов догнал беглеца и принялся задавать вопросы:

– Получается, вы знали покойного долгое время?

К счастью, Игорь уже придумал, что отвечать:

– Знал? Мы только однажды встречались! Понимаете, он хотел взять кредит в моем банке. Вам еще повезло, что у меня хорошая память на лица.

– Паранормальщина какая-то! – фыркнул следователь.

– Вам паранормальщина, а я теперь спать не буду, – пожаловался Игорек.

– Извините, что так получилось. До чего же странное дело…

– Скажите, я вам еще нужен?

– В смысле?

– Ну, бумаги какие-то подписать?

Следователь задумался и спустя минуту ответил:

– Нет. Всего хорошего, Игорь Александрович. Извините за беспокойство.

Игорь кивнул и, круто развернувшись, поторопился к машине. Озноб сменился ужасающей тошнотой, и, оказавшись в кресле, он тут же вырвал на пол. В салоне запахло кислым, но легче не стало.

Ответ был получен, пусть и самым неожиданным образом.

В этот чудный весенний день, напоенный цветением и солнцем, было несколько странно ощущать себя живым мертвецом.

Май 2013


Добралась наконец до рассказов)))так давно не читала ничего фантастического - интересно, буду читать дальше))))
Прочитала все ваши рассказы, интересно! но так ни одной позитивной истории и не встретила! Где ваши обещанные хорошие сюжеты?
Видимо, у нас разное представление о хороших концовках) Хотя, согласитесь, обычный человек, столкнувшись с невероятным, я бы даже сказала, враждебным невероятным, будет счастлив, что остался в живых. А я пишу, в основном, об обычных людях. Ну, кроме вампиров, разумеется )